Фото: Web

Преамбула

В данном исследовании мы решили подробнее изучить мнение язычников о практике многоженства в рамках современного (нео)язычества, одной из тех тем, которые находятся на периферии внимания как исследователей, так и самих практикующих верующих. В то время как исторические источники говорят о том, что подобные брачные формы встречались в древности у многих европейских народов.

Ниже мы приводим анализ полученных результатов.

Опрос проходил с 10.11.2020 по 30.11.2020.

В ходе опроса было собрано 438 анкет с ответами.

Из них были исключены анкеты, в которых в графе «Ваша традиция» были указаны «ислам», «христианство», «атеизм», «буддизм», «никакая» и т. п., так как они выходят за пределы нашей целевой группы. В итоге было обработано 425 анкет. Для тех, кто высказался в поддержку практики многоженства, было предусмотрено больше вопросов, а те, кто категорически отверг данную практику, ответили на несколько дополнительных вопросов в самом конце анкеты. Поэтому в отдельных вопросах количество ответивших варьируется.

Итоговые цифры указаны в процентах, округленных до десятых; в квадратных скобках после процентов уточняется номинальное количество ответов, например, «ответ А — 5% [n человек]». Некоторые ответы снабжены инфографикой, количество ответов указано в левом верхнем углу; другие даны в виде сгруппированных списков свободных ответов от респондентов.

Опрос проводился анонимно и на некоммерческой основе. Все полученные результаты публикуются в свободном доступе. Разрешается использовать полученные данные для других аналогичных исследований, изучения корреляций и публикаций, при условии сохранения целостности контекста, указания ссылок на оригинальное исследование и авторов.

Полный текст анкеты размещен в Приложении №1 в конце документа.

Мы благодарим всех, кто принял участие в опросе и помогал его распространять среди языческих сообществ.

Возраст и пол

До 18 лет: 21 человек;

От 18 до 25 лет включительно: 100 человек;

До 35 лет включительно: 146 человек;

Старше 35 лет: 158 человек.

Старший порог: 65 лет.

Мужчины: 59,29% [252];

Женщины: 40,71% [173].

Диаграмма №1

Состав участников опроса по принадлежности к традициям

Славяно-русская/Родноверие: 58,4% [248];

Германо-скандинавская 31% [132].

Другие: кельтская, шаманизм, греко-римская (синкретизм), эллинизм, римская, политеизм, славяно-германская (синкретизм), культ предков, индоевропейская, марийская, селькупская (остяки), тантра, тенгри, традиция коренных народов, др.

В дальнейшем в качестве сокращений понятий «респонденты, придерживающиеся славянской традиции» и «респонденты, придерживающиеся германской традиции» будут использоваться термины «славяне» и «германцы» (взятые в кавычки) соответственно.

Общее отношение к многоженству среди язычников

В том или ином виде приемлют многоженство 73,2% респондентов, при этом разрыв с точки зрения традиций здесь небольшой («славяне» — почти 73,8%, «германцы» — 68,2%). Однако заметно меньшая часть «германцев» приемлет многоженство «и для себя, и для общества», по сравнению со «славянами» (26,5% против 40,7%).

Диаграмма №2

Ожидаемо, для женщин многоженство в общем менее приемлемо, чем для мужчин (39,9% женщин не одобряют такие браки против 17,9% мужчин). При этом всего лишь 16,1% приемлют многоженство «и для себя, и для общества», против 49,2% у мужчин. Существенная доля респондентов женского пола (41%) одобряют такие браки для общества, но сами на них не готовы. То есть имеет место уважение к традиции предков, которое, однако, на индивидуальном уровне не берет верх над личными предпочтениями и, судя по всему, заложенной с детства постхристианской моногамной моралью.

«Славяне»-мужчины чаще отвечали «коллективистски» (либо для всех, либо ни для кого) — на эти ответы приходится более 70%, у германских мужчин чуть менее 60%. При этом мужчины славянской традиции чуть чаще не приемлют такие браки вообще (18,9% против 14,5%) и чуть чаще готовы на них сами и одобряют для других (51,6% против 45,2%). Женщины славянской традиции приемлют многоженство и для себя, и для общества в два раза чаще «германок» — 21,4% против 10%, при этом данная разница возникает в основном за счет ответа «неприемлемо для меня лично и для общества в целом» (39,3% против 47,1%), а доли ответов «не приемлю для себя, но считаю возможным в обществе» практически равны (38,2% и 38,6%).

Имеет место высокая корреляция между осведомленностью о бытовании многоженства в древности и положительным отношением к таким бракам: из тех, кто о них не слышал, 55,2% их полностью не приемлют (против 21,5% из тех, кто слышал) и только 13,4% согласны на такой брак для себя и одобряют это явление в обществе (против 39,9%).

Жители сельской местности гораздо чаще выбирали вариант «приемлемо и для меня, и для общества», чем жители других типов поселений (47% против 36% и 34,3%).

Обстоятельства для заключения второго и последующих браков

Ответы на вопрос о причинах и обстоятельствах, по которым мужчина может взять вторую и последующих жен, распределились следующим образом.

Гистограмма №1

Заболевание первой жены: 44,3% [116];

Проблемы с деторождением: 68,7% [180];

Большое хозяйство: 63% [165];

Сексуальное разнообразие: 42% [110];

Недостаток мужчин после войны: 45,4% [119].

Касаемо первого и второго пунктов, мужчины и женщины в целом солидарны. Стоит отметить, что проблемы с деторождением были одной из очень немногих допустимых причин для развода в России до Революции.

Ожидаемо, что аргумент о сексуальном разнообразии практически в два раза перевешивает у мужчин (49,2%) против женщин (25%).

В случае недостатка мужчин, например, после войны, женщины охотнее одобряют многоженство (58,4%) чем мужчины (40%).

Заключение брака и гарантии женщинам

70% респондентов считают, что количество жен должно регулироваться возможностью мужчины обеспечить всех жен. Только 32% считают, что количество жен не должно регулироваться никак. Признают авторитет некоего мифологического числа или этнографии только 12,8% и 6,6% ответивших соответственно.

Диаграмма №3

Женщины, ожидаемо, чаще уповают на государство, как на гаранта обеспечения их прав. На брачный ритуал без какой-либо регистрации согласны только 15,4% респондентов женского пола (против 39% мужчин), гражданское соглашение считают достаточным 32% (против 23,6% у мужчин), регистрацию в ЗАГС считают необходимой 52,6% женщин (и 27,8% мужчин). Реализацию имущественных прав возлагают на органы власти 64,1% женщин (при всего 25,8% мужчин). Максимальная доля мужчин (42,8%) считает правильным полагаться на авторитет общины в этом вопросе (остальная часть ответов приходится на пункт «воля мужа»).

Подавляющее большинство респондентов признают право женщины на расторжение брака в случае невозможности ее обеспечения мужем — 75,7%, при этом среди женщин этот показатель составляет 95% (только 4 женщины ответили иначе). Некоторое количество мужчин считает, что женщины в этом случае заслуживают порицания (19,7%) или вообще не имеют такого права (12,4%).

Гистограмма №2

Аргументы pro et contra

Мы попросили респондентов кратко и в свободной форме сформулировать аргументы «за» либо «против» многоженства.

Демография — абсолютный лидер в числе аргументов за многоженство. Большее количество жен означает большее количество детей, рост числа язычников, сохранение и умножение рода, генофонда. От большого количества детей также ожидают и увеличение числа мужчин-язычников в случае грядущей войны; для защиты языческого сообщества от агрессивной окружающей среды. «Большая родовитость угодна Богам и духам». У значительного числа ответивших фокус внимания смещается от многоженства к многодетности и призывам рожать больше, чем 2 детей.

Также многие считают многоженство «более совершенной формой брака» и ведения хозяйства, организации быта по типу «большого рода». У большой семьи «больше шансов на выживание» и благосостояние. Многоженство «ведет к гармонии», а также к психологическому («лад в душе») и сексуальному здоровью мужчины. По мнению нескольких ответивших, многоженство также полезно для здоровья женщин, снижает мотивацию быть любовницей, если можно стать законной женой.

Не редкие аргументы: восстановление традиции и выход за рамки христианской парадигмы брака.

В качестве аргументов против чаще всего называют аморальность и «оправдание блуда», «мерзость такого брака» и нежелание делить мужа с кем-то ещё; забвение идеалов целомудренности и моногамного брака у некоторых народов в древности (нуклеарной семьи в современных условиях). Одно из общих мест: общий упадок ментальности и воспитания как у мужчин, так и у женщин; «люди не готовы к такому браку морально и духовно».

Многие указывают, что наличие «первой» либо «старшей» жены будет источником интриг, скандалов, ревности и конфликтов в таком браке; фактическая равность всех жен подвергается сомнению. Некоторые указывают, что для сексуального разнообразия у некоторых народов существовали институты официальных любовниц (конкубинат) либо наложниц.

Отсутствие войн и катастроф, которые бы поставили популяцию либо мужчин на грань вымирания, тоже частый аргумент против многоженства в любом виде.

Немаловажным фактором называют риски ИППП и подлинных гарантий женам и детям в случае разводов либо ухода мужчины из семьи («современное законодательство РФ запрещает многоженство»).

Некоторые из респондентов считают полигамию и многоженство «историческим пережитком». Тем самым обнажая конфликт в оценке прошлого среди язычников: для кого-то многоженство — это именно историческая традиция, которую надо возрождать, для других это — пройденный этап на пути прогресса.

Многомужество

Общий показатель одобрения многомужества — 41,7%, у женщин он увеличивается до 60,1%, у мужчин падает до 29%. Если смотреть в разрезе традиций, то среди приверженцев германской традиции процент одобрения таких браков выше по сравнению со «славянами»  (64,3% против 51,7% у женщин и 35,5% против 25,8% у мужчин).

Диаграмма №4

Исследование провели

Илья Стратонов

Евгений Нечкасов

Инфографика

Лютозар Коновалов

2020 – 2021 e.v.

Специально для «Фонда традиционных религий»

Скачать PDF

 

Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда