Фото: Web

Авторский ответ на статью «Языческая преемственность или «что и как наследует язычество».

Я согласен с мнением автора по большей части написанного, однако я считаю такие объяснения совершенно неподходящими для полемики с христианством. Христианский апологет попросту вряд ли захочет разбираться в этом.

Тем не менее, христиане, озвучивая такие нападки всего лишь надевают маску академического религиоведа, утверждая, что, строго говоря, неоязычество во всех его формах продолжением древнего язычества не является, а потому представляет из себя новое религиозное течение.

Ответить на такой выпад очень просто: нужно всего лишь так же надеть маску академического религиоведа и объяснить христианину, что он придерживается религии, сформировавшейся в I-III вв. н.э. на основании сведений о проповедях палестинского пророка Иисуса, и являющейся одним из ответвлений авраамического монотеизма, выраженного в начавшем свое формирование около VII-VI вв. до н. э. (в ходе т.н. Вавилонского Плена) Ветхого Завета, который в свою очередь является производной от философских идей Осевого Времени, в том числе элементов зороастризма, и генотеистического яхвизма, развившегося из политеистической семитской мифологии.

Читайте также:

Языческая преемственность или «что и как наследует язычество»
На сегодняшний день самой популярной претензией к современному язычеству является вопрос т. н. «преемственности». Вопросы эти  шаблонны: «от какого го...

Конечно, в ответ на это христианин начнет утверждать, что на самом деле книгам Ветхого Завета тысячи лет, что Пятикнижие написал Моисей лично, что яхвизм никогда не был генотеистическим, а Яхве открылся Аврааму в древнейшие времена уже как монотеистический бог и — что прямо аналогично той языческой позиции, против которой направлен изначальный упрек — что христианство, как истинная религия, появилось не в I-III вв., а существовало с самого сотворения мира.

После этого необходимо объяснить, что отличие взгляда на некую систему верований академического религиоведения от взгляда на нее самих ее приверженцев — это не что-то странное и уникальное. У каждой религии есть свои взгляды на свое происхождение, которые могут отличаться от взглядов светского религиоведения.

Тем не менее, отличие возрождающегося язычества же заключается в том, что у него нет необходимости в ложных фактах для своей истории генезиса. Да, у неоязычества нет инициатической преемственности, схожей с христианской хиротонией — потому мы и говорим о возрождении язычества — однако языческое мировоззрение является естественным для человека как существа, и оно действительно, в отличие от авраамического монотеизма и его претензий на примордиальность, существовало с самых древнейших времен, не только с позиции самого язычества, но и с позиции светского религиоведения.

Преемственность неоязычества по отношению к древнему язычеству не является инициатической, однако и традиции с подлинной древней преемственностью могут извратиться и переродиться в исключительно неестественные и чуждые самим себе формы. Стоит посмотреть на современный неоиндуизм чтобы в этом убедиться: Вивекананда, Ошо, Прабхупада и прочие неоиндуистские гуру, справедливо раскритикованные автором статьи как new-age-профанаторы, принадлежат к вполне аутентичной и непрерывной инициатической цепи.

Преемственность — это то, что мы знаем, как наши индоевропейские предки видели мир и священное, мы знаем их мифы, их гимны и их обряды, мы знаем, что их мировоззрение было всего лишь вариантом того вечного и естественного мироощущения, которое было характерно для всех древних народов и которое принадлежит к самой сути человеческого существа, и неминуемо возвращается, и мы знаем, что являемся их потомками — а это важнее всего.

Иван Образцов

Источник

Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда