Фото: Интернет

В понедельник 2го марта президент внес пакет поправок к Конституции, в числе которых предложение прописать упоминание Бога.

Ранее это предложение озвучил глава РПЦ патриарх Кирилл, его поддержали некоторые парламентарии и религиозные деятели. Сообщается, что против выступил председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. Ряд экспертов отмечали, что это возможность упоминания Бога в Конституции может создать правовую коллизию, так как согласно основному закону, Россия — светское государство в котором действует свобода совести.

Поддержка инициативы президентом, — который по информации Telegram-каналов предварительно посовещался с митрополитом Тихоном (Шевкуновым), известным своими крайне консервативными взглядами, — дает поправке об упоминании Бога все шансы быть принятой.

Мы попросили видных деятелей языческих сообществ России высказаться об этой инициативе.

Максим Ионов (ССО СРВ):

«Интересный вопрос, но, чтобы ответить на него, стоит задуматься, а какова цель упоминания Бога в Конституции? Что этим предполагается достичь?

Конституция — основной закон РФ, некий документ, имеющий высшую юридическую силу и согласно которому, мы живём в светском государстве.

Понятие «Бога» разными религиями трактуется по-разному. Каждый человек волен понимать и воспринимать Бога по-своему, а также верить или не верить в его существование.

Мне очевидно, что это попытка совместить несовместимое, юридическое и духовное. Приверженцам духовных убеждений не требуются юридические обоснования. У кого есть свет в душе, не нужна подсветка снаружи».

Велеслав Черкасов (писатель, родновер):

«К сожалению, упоминание «Бога» в поправке к Конституции нашей страны имеет отношение не столько к Богу или Богам, сколько к политике в наиболее грязном и безбожном её проявлении. Церковное мракобесие и поповщина, слияние чиновничьего и церковного бизнеса, пришедшего на смену криминальному бизнесу 90-х, требуют своей легализации и беззастенчивого провозглашения легитимной связи с правящими структурами, что в конечном итоге позволит попам и муллам даже в современной России, формально остающейся ещё светским государством, беспрепятственно наживаться на обобранном и невежественном народе. Который вместо просвещения и современного научного образования вновь получит церковную кабалу и «рабство божье» под охраной полицейского государства, омоновскими дубинками выбивающего свободомыслие из своих, становящихся всё более бесправными, граждан».

Надежда Рубинская (переводчик, асатру):

«К упоминанию бога в Конституции я отношусь весьма критически. Хотя формально это не помешает язычникам жить в ладу с Основным законом (считая, что подразумевается Перун, Тор или Таранис, например), но само существование и современного язычества, и страны как многоконфессиональной, подразумевает светскость государства, где нет проблем ни у верующих, ни у агностиков с атеистами. А последние в таком случае оказываются отсечёнными от одного из критериев единства народа в основополагающем державном документе. Да и будем честны, поправка эта усиленно проталкивается с целью усиления влияния именно монотеистических конфессий. Руководство которых, увы, считает своим религиозным долгом бороться с язычеством».

Читайте также:

Чей экстремизм? Изучаем данные Минюста
Скачать в PDF Наши оппоненты из числа одиозных и ангажированных экспертов и спикеров (А. Дворкин, Р. Силантьев, В. Мальцев, М. Тюренков, Д. Смирнов и...

Сергей Комиссаров (община асатру «Черноземье»):

«Когда принимали закон о защите чувств верующих, было понятно каких именно верующих. Так и теперь понятно — о каком именно Боге идёт речь.

Зачем все эти ухищрения в рамках давно формального и не рабочего документа?

Давайте уж сразу и учреждение института инквизиции с пыточным уставом, и охоту на ведьм, и вознаграждение за разрушение капищ. Давайте уже увидим, сколько садистов под маской благонравия с одной стороны и истинно верующих с другой».

Евгений Нечкасов (философ и публицист, одинист):

«В целом упоминание Бога в Конституции — это не плохо, но очень туманно. Какого именно Бога? Почему только одного? Пусть его назовут по имени, у христиан и мусульман есть имя Бога, пусть не прячут его за обтекаемыми формулировками вида «упоминание Бога будет позитивно воспринято верующими всех конфессий». Очевидно, что делается это в интересах конкретных лоббистских групп. Но в России живут народы и большие группы верующих, у которых принципиально много Богов либо их роль выполняет множество духов. К тому же формулировка ненавязчиво укрепляет миф о том, что якобы именно одна известная религия с одним Богом принесла на Русь и культуру с ценностями, и государственность, и идентичность. Это далеко не так. Ну и, по устоявшемуся правовому обычаю, не стоит исключать, что позднее будут приняты какие-то федеральные законы, которые будут уточнять чей именно Бог имеется ввиду в основном законе. Со всеми вытекающими репрессивными последствиями для людей других конфессий».

Руслан Марсов (движение «Идентаристы России»):

«Даже если представить, что Конституция в нашей стране имеет хоть какую-то силу, то упоминание Бога ничего ни убавит, ни прибавит. Все подобные поправки к конституции — это заигрывание с разными идеологическими группами ради популизма. Единственная поправка, которая будет работать, так это созданный по китайскому образцу госсовет, аналог военного совета КНР. Госсовет обеспечит несменяемость власти силовиков и их контроль над политическим преемником Путина. Если и упоминать в будущей Конституции религиозную тему, то можно использовать формулировки вроде «Традиция», «Сакральное» или «Божественное». Таким образом, можно было бы наладить конструктивный диалог между различными конфессиями в России».

Лихослав Яросветов (публицист ФТР, родновер):

«Упоминание Бога в Конституции в целом сигнализирует о снижении секуляризации в России или, по крайней мере, стремлении к этому Кремля. Понятно, что эта поправка вносится в угоду самому широкому религиозному сообществу России — православным христианам и, отчасти, находящимся на втором месте по численности мусульманам. Получат ли от этого пользу язычники — открытый вопрос. С другой стороны мировоззрение верующих разных конфессий скорее ближе друг к другу, чем к мировоззрению атеистов, поэтому есть слабая надежда на то, что усиление роли религии в обществе сыграет на руку и нам. В любом случае слабый поворот от секулярности к религиозности можно пытаться использовать для более плотного вплетения язычества в религиозную жизнь страны. А также не стоит забывать о том, что не всегда прописанное юридически реализуется на практике».

По материалам: Лента.ру

Читайте также:

Воспитание в традиции и влияние современности
Результаты опроса мнений среди язычников в 2018 году. Преамбула Обсуждение проблемы правильного воспитания детей в языческих семьях идет столь д...

Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда