Религиовед и доктор политических наук Роман Лункин, в большом интервью изданию ZNAK, комментирует предложения президента о поправках в Конституции РФ.

— Как вы оцениваете поправку, в которой упоминается Бог, с религиоведческой точки зрения? Она имеет какое-то отношение к религии?

— Эта формулировка говорит о стремлении выработать идеологическую концепцию Конституции. Это уже относится не исключительно к правовой сфере, а к сфере мировоззрения. Это говорит о той традиции, которую законодатели хотят отразить в рамках Конституции. Этот пассаж безусловно имеет отношение к религии. Но не к какой-то конкретно, а в целом. Нет провозглашения монополии православия или, например, монополии вообще религиозно верующих. Были какие-то мифологические претензии от неверующих о том, что если упомянуть о вере, то, значит, будет дискриминация атеистов. Но в предложенной формулировке мы этого совершенно не наблюдаем. Более того, я бы сказал, что она рассчитана на признание общечеловеческих ценностей. Мы здесь читаем и про память предков, и про идеалы, которые эти предки передали. И только после этого идет вера в Бога.

Еще один момент, важный с точки зрения религиоведения: вера в Бога у всех разная, и Бог у всех разный. Есть такое представление, что Бог един, но пути к нему разные. Это такая обычная формула в стиле new age. На самом деле, конечно, у всех разное понимание и Бога, и веры в него. Но в предложенной поправке об этих тонкостях ничего не говорится. С одной стороны, это позволит избежать лишних споров. Но, с другой стороны, мне кажется, что было бы правильным упомянуть в Конституции исторические конфессии России, которые сыграли большую роль в развитии страны. Что в этом такого? Это прежде всего православие, причем стоит отдельно сказать и о старообрядчестве. Далее следует не забывать о католицизме и протестантизме. И, конечно, ислам, иудаизм и буддизм. Это тот набор, который составляет многообразие всего религиозного опыта в России.

— Усматриваете ли вы связь между недавним заявлением патриарха Кирилла, в котором он призвал паству молиться, чтобы упоминание Бога появилось в Конституции, и предложением Путина? Если да, можно ли это рассматривать как шаг к дальнейшей клерикализации государства?

— Когда я услышал это заявление патриарха Кирилла, то сразу для себя понял, что даже если Кремль изначально не предполагал внесения поправок, которые касаются религий, то после этих слов нужно будет как-то отреагировать. Если бы Бога не упомянули в Конституции, это стало бы вызовом для РПЦ. Ответ последовал в обсуждаемой нами поправке, тем более что сам патриарх, будучи человеком опытным, не настаивал на определенных формулировках. То, что было предложено, ни к чему не обязывает. Поэтому поправка никак не ухудшит и не улучшит существующие государственно-церковные отношения.

Единственное, я надеюсь, что если такая поправка появится в Конституции, то возникнет в целом позитивное отношение к любым верующим в Бога. Это касается различных нетитульных конфессий. После такой поправки они могут сказать: «Мы верим в Бога, о чем упомянуто в Конституции, а вы нас постоянно преследуете». Сегодня многие из них подвержены дискриминации, на них навешивают ярлык сектантов. Хотя это те же самые русские люди, которые просто иначе верят в Бога, причем в того же самого, что и православные, и католики — Иисуса Христа.

— А как же те, кто обращается к потусторонним или космическим силам, не веря при этом в монотеистического Бога? Вместо этого они верят в силы природы, в духов, в богов в языческом смысле. Они тоже собираются, проводят обряды, распространяют свои книги. Например, сторонники шаманизма или славянские язычники. А их такая формулировка не ущемляет?

— Что касается славянских язычников, то они вполне могут ссылаться на память предков, о чем сказано в путинской поправке. У буддистов тоже нет монотеистического Бога, они верят в высшие духовные силы. Но они как представители традиционной религии не против упоминания веры в Бога в Конституции. Однако вообще нужно сказать, что Конституция не используется как документ прямого действия, многие в нашей стране ее никогда не читали. Так что те же шаманисты могут вообще не знать, что там написано сейчас и какие правки в нее будут внесены. Они как верили в своих духов, так и продолжат это делать, независимо от того, что поменяется в основном законе страны.

Читайте также:

Бог(и) и Конституция: мнения язычников | Фонд Традиционных Религий
В понедельник 2го марта президент внес пакет поправок к Конституции, в числе которых предложение прописать упоминание Бога. Ранее это предложение озву...

— Можно ли в этом увидеть некую очередную маленькую победу РПЦ в информационно-идеологическом поле?

— Думаю, да. И не столько РПЦ, сколько лично патриарха Кирилла. Но будет ли это победой для РПЦ, большой вопрос. Жизнь за последние пять лет предоставляет РПЦ серию разных возможностей. В этой поправке тоже есть возможность, связанная с трактовкой веры. Но как это будет воплощено — это уже другой вопрос.

Интервью целиком: ZNAK

Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда