ФТР
2019–2022 гг.

 

Изначальные цель и задачи ФТР

 

Изначальная цель ФТР — содействие формированию позитивного образа язычества в обществе и распространению адекватной информации о языческих религиях в России, о славяно-русской традиции, языческих верованиях коренных народов, последователях европейских традиций в русскоязычном пространстве

Задачи:

  • активное взаимодействие со СМИ и донесение позиции языческого сообщества через СМИ;
  • проведение социологических опросов и замеров внутри сообщества;
  • подготовка аналитических материалов и экспертных мнений по общественно важным вопросам;
  • правовая консультация язычников по юридическим вопросам;
  • пропаганда легалистского пути развития язычества (регистрация общин);
  • медийная презентация адекватного язычества в публичном поле;
  • работа по разграничению адекватного возрождаемого язычества от New Age и псевдоязыческих симулякров;
  • пропаганда интеллектуального язычества, развитие теологии, проработка спорных вопросов и тем и т. п.

Основной лозунг «Мы — это вы» адресован от лица язычников в адрес гражданского общества, и подтверждает, что «мы, язычники, — такие же обычные граждане России».

В языческом сообществе Фонд традиционных религий выполняет функции think tank, фабрики смыслов.

 

Результаты работы ФТР за три года

За три года работы Фонда традиционных религий мы достигли значительных успехов по заявленным задачам.

Наши комментарии, дебаты, интервью и проекты освещались и упоминались на православном телеканале «Спас», РЕН ТВ, на сайтах Лента.ру, Независимой газеты, FederalCity, «Религия сегодня», на радио «Голос России», на портале Credo.Press и центра исследований и экспертиз «Этна»; в статьях научно-популярных сборников религиоведов. Все эти материалы продублированы на сайте ФТР.

Мы часто выступали закадровыми консультантами для журналистов и исследователей, спикеров, респондентов, помогали собирать анкетные данные для опросов, давали аналитические оценки и высказывали мнения по вопросам, касающимся язычества в России. Брали комментарии у исследователей, журналистов, в пресс-центрах городов и т. д.

Мы провели ряд уникальных самостоятельных социологических исследований современного язычества (включая представителей разных традиций), а также собрали серию редких интервью. Некоторые из них были опубликованы в религиоведческих изданиях либо освещались в СМИ:

  • О воспитании в традиции и влиянии современности.
  • О преподавании основ языческих традиций в школах.
  • Отношение язычников к многоженству.
  • Отношение к смерти и погребению.
  • Опрос мнений о языческом миссионерстве.
  • Опрос о будущем язычества, если его запретят.
  • Опрос мнений о введении института омбудсмена по свободе совести.
  • Опрос мнений об акции «Бессмертный полк».
  • Интервью с язычниками из Росгвардии и спецслужб.
  • Исследование Федерального списка экстремистских материалов о процентном соотношении представленного языческого и иного религиозного экстремизма.

Наш аналитический материал о последователях современного язычества среди осужденных «Неоязычество и ФСИН», содержащий конкретные предложения по реформам законодательства, был освещен в «Независимой газете» с привлечением комментариев пресс-службы ФСИН и экспертов.

Мы рассылали наши аналитические материалы и сборники журналистам, исследователям современного язычества, на кафедры университетов, в правозащитные центры; членам Совета по правам человека при президенте РФ; уполномоченному по правам человека в РФ Т. Н. Москальковой, в Совет по межнациональным отношениям и взаимодействию с религиозными объединениями при Совете Федерации; в комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений; в Федеральное агентство по делам национальностей; в адрес ФСИН; в Центр исследования межнациональных отношений; в Ассамблею народов России; институт этнологии и антропологии РАН и др.

Отдельный успех ФТР — «Красная лента», интерактивный проект систематического мониторинга преследований и ЧП, связанных с нарушением права на свободу совести и вероисповедания последователями современного язычества.

Запуск этого проекта освещался в СМИ на сайте «Независимой газеты», привлек внимание исследователей (Р. Шиженский охарактеризовал КЛ как «новую институцию современного язычества»), журналистов и правозащитников (упоминался центром «Сова»), а также язычников из других стран. Поступали вопросы о создании аналогов «Красной Ленты» для Польши и стран СНГ.

За три года деятельности «Красной ленты» мы составили достоверную карту регионов ЧП и собрали статистические данные о том, как именно язычество репрезентируется в СМИ, как и какие информационные и образовательные кампании против современных язычников проводит Русская Православная Церковь. Были отловлены фэйки, отслежены и прокомментированы инфовбросы, подробно разобраны лживые обвинения и диффамационные статьи т. н. «сектоборцев».

Средняя оценка — это свыше 60 различных по характеру антиязыческих ЧП и выступлений в год, преимущественно категории «враждебных высказываний» и «институциализации вражды». С начала мониторинга до весны 2022 года — свыше 160 задокументированных ЧП.

В рамках работы ФТР мы приняли участие, очно и заочно, в нескольких религиоведческих конференциях и секциях, таких как III Конгресс РРО в Санкт-Петербурге (2019).

Помимо этого, наши корреспонденты посещали традиционные праздники в Хакасии. Был совершен официальный визит и проведена съемка интервью с верховным шаманом Республики Тыва и России Кара-оолом Допчун-оолом. Результатом стало открытое письмо от русских язычников, в котором была поддержана инициатива регистрации шаманизма как еще одной «большой конфессии». Эту новость о дружбе русских родноверов и сибирских шаманов широко растиражировали федеральные СМИ.

Наши юристы разъясняли федеральные законы и принимаемые к ним поправки, оказывали консультации единоверцам, помогали подготовить ходатайства, документы для уведомления Минюста о создании религиозной группы, писали обращения в пресс-службы судов, помогали выстроить правильное поведение и линию защиты в суде. ФТР освещал проходившие дела и их результаты.

Ещё одно важное направление, поддержанное Фондом, — это повышение интеллектуального уровня язычества, необходимое развитие самостоятельной теологии и философской публицистики, на уровне которой можно достойно полемизировать с богословами других религий и конвертировать теологические доктрины в конкретные «основы вероучений» и другие, полезные при юридической деятельности, определения и документы.

 

Самооценка опыта работы

Масштаб задач и функций ФТР требует систематической работы целой команды людей, получающих заработную плату, и операционного бюджета для воплощения проектов.

Команда ФТР варьировалась по составу и работала на энтузиазме, что положительно сказывалось на мотивации (работа не зависит от зарплаты редакции), но отрицательно на затратах времени и охвате всех необходимых направлений.

Ставка на финансирование проекта только за счет пожертвований язычников оправдана этически, но фактически ошибочна, потому что современные язычники неспособны на полноценную систематическую поддержку собственных представительских институтов. Главенствует инфантильное клише «пожертвования — это как у РПЦ», желание получить все бесплатно под видом «духовного подвига» тех, кто делает.

ФТР выражает благодарность тому небольшому количеству людей, которые поддерживали проект финансово все эти годы.

Субъективно операционный бюджет проекта масштаба Фонда требует минимум 150–200 тысяч рублей в год, без учета минимальной денежной стимуляции участников команды. Общие затраты Фонда (пожертвования и личные средства редакции) за 2019–2022 годы укладываются в 150 тысяч рублей. Основные статьи расходов: разработка, поддержка и развитие сайта ФТР, поездки на конференции и в регионы.

Ошибочным был отказ от закупки и продвижения в сетях контекстной рекламы, частично он продиктован низким операционным бюджетом.

Практически невостребованной со стороны язычников оказалась юридическая служба ФТР, в рамках которой мы собрали специалистов по различным отраслям права, готовых оказывать помощь единоверцам на бесплатной или дисконтной основе. Это говорит о фактическом низком уровне правового сознания современных язычников и об отсутствии мотивированного движения к институтам и механизмам государственной власти. Последний опрос о регистрации общин как религиозных групп продемонстрировал непонимание язычниками механизмов работы и юридического взаимодействия с государством (заявления, обращения, иски и т. д.), несмотря на то, что 76 % язычников поддерживают стратегию полной легализации и развития язычества в законном поле.

Не удалось наладить полноценное взаимодействие с правозащитой, потому что для них неоязычество все еще остается диковинным зверем из мира НРД, с «негативным политическим шлейфом национализма».

Язычниками не был поддержан призыв массового «хождения в прессу», с целью исправления медийного образа современного последователя старых традиций. Ситуативно это удавалось славяно-языческим общинам Центральной России, деятельность которых освещали местные городские и региональные газеты и информационные сайты.

Удалось добиться респектабельного позиционирования в религиоведческой среде, что конвертировалось в соответствующие оценки в СМИ. Увы,это достижение осталось разовым и незакрепленным.

Не удалось реализовать несколько программ, репортажей и эфиров на федеральном телевидении, а также опубликовать некоторые статьи в популярных интернет-изданиях и интервью с крупными спикерами.

Пандемия COVID-19 сорвала согласованную на весну 2020 г. встречу главного редактора ФТР Евгения Нечкасова с Владимиром Легойдой, председателем Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ РПЦ МП, руководителем пресс-службы патриарха Кирилла.

К сожалению, не удалось ответить на все приглашения посетить коренные народы, их ритуалы и празднества с целью съемок интервью и документальных фильмов для ФТР.

Сделаны только первые шаги для налаживания необходимого взаимодействия между современными язычниками и коренными народами, сохранившими свою веру. В этом направлении есть острая необходимость в специалистах и полноценной «языческой дипломатии».

Не удалось сформировать пассионарную часть язычников, в том числе известных жрецов и волхвов, поддерживающих выход язычества в легальное поле.

С большим сожалением вынуждены прямо констатировать наличие сознательного противодействия, распространения лжи и дискредитации работы ФТР со стороны отдельных представителей и сообществ современного язычества, которых открыто приглашали к сотрудничеству. Язычникам еще только предстоит осмыслить феномен такого поведения единоверцев, которые сознательно не желают развития всего языческого сообщества.

Отталкиваясь от доступных финансовых и временных ресурсов, уровня поддержки языческим сообществом, идейной мотивации и кадров, редакция ФТР оценивает свою работу и достигнутые результаты как удовлетворительные и адекватные возможностям.

 

Текущая ситуация внутри языческого движения в РФ

До сих пор отсутствуют какие-либо медийные, административные и финансовые позиции, с которых язычество как оформленное религиозное течение может защищать себя и противодействовать гонениям со стороны авраамических религий. Нет оснований предполагать их появление в ближайшем будущем.

Провозглашенный религиоведом Романом Шиженским переход современного язычества в статус диаспоральности де-факто обернулся внутриязыческой раздробленностью и фактическим трайбализмом. Под фактическим трайбализмом мы понимаем объективно сложившиеся объединения единоверцев и единомышленников, вокруг конкретных жрецов, внутриязыческих учений и философских школ, общин либо виртуальных информационных площадок (сайтов, групп в соцсети «ВКонтакте», каналов в Telegram). Образуются лояльные «племена» тех, кто читает определенных авторов, сайты или каналы и прохладно относится к точкам зрения или контенту, пусть и идентичному, но выходящему под другим ярлыком.

В языческом сообществе, понятом максимально широко, существует множество водоразделов и диаметральных точек зрения на сиюминутные, исторические, идеологические, богословские и фундаментальные вопросы.

Язычников очень много, что позволяет найти в их среде последователей разных политических партий и идей, поэтому невозможно говорить о каком-то едином политическом окрасе язычества. Язычникам систематически не удается сбросить с себя ярлык правого радикализма, к которому т. н. «сектоборцы» добавляют ярлык неосоветизма («граждане СССР» и т. п.).

Среди язычников есть и классическое деление на западников и славянофилов, на идеалистов и материалистов, традиционалистов и прогрессистов, консерваторов и леволибералов, сторонников опрощения и урбанизма, милитаристов и пацифистов; на тех, кто за развитие в легальном поле, и тех, кто считает это необязательным, и т. д.

Все эти различия и водоразделы свободно сочетаются и пересекаются, что полностью исключает какую-либо возможность для объединения всех язычников. Объективный опыт нескольких десятков лет существования и развития язычества в России наглядно показывает, что «языческое единство» не нужно самим язычникам. Фактическая ситуация — это центробежное движение и замыкание на своих интересах или каналах новостей; вплоть до отказа признавать разделяющих иную точку зрения за соратников и единоверцев. Возвращение к формату субкультуры либо разной степени обособленных общин, трайбов, союзов общин или последователей разных богословских школ.

До сих пор единственный случай максимальной солидарности — это дело «Салтыков против Телегиной» 2017 г. Один из неочевидных и косвенных смыслов которого, к сожалению, понятное нежелание язычников попадать в поле зрения государства.

Также заметно отсутствие интереса государственных органов и отдельных должностных лиц к проблеме язычества в свете реализации права на свободу совести и вероисповедания: отсутствие либо формальная обратная связь на материалы соцопросов, заявления и т. п.

Вывод с точки зрения работы Фонда — это опережающая несвоевременность проекта ФТР и незрелость язычников в отношении систематической работы с общественным мнением (PR) и государством (GR).

 

Дальнейшие перспективы и развитие язычества

Из «точки» марта 2022 г. невозможно сделать достоверный средне- и долгосрочный прогноз о развитии социально-политической и экономической ситуации в России.

Мы попробуем указать на возможные проблемы в ближайшем будущем, отталкиваясь от перспективы негативного сценария, с неизбежной тревогой и заботой о будущем язычества в России.

Раздробленность и риски

Следует признать и принять как реальность и данность разобщенность языческого поля в России. Говорить о единстве могут только те, кто пребывает внутри своего информационного пузыря и не в курсе о мнениях других единоверцев, либо для кого «единство» заканчивается за пределами своей общины или союза общин.

Специальная военная операция ВС РФ на территории Украины является еще одним острым фактором и водоразделом мнений в языческой среде.

При этом в негативном внутриполитическом сценарии власть может разыгрывать сразу две карты против современных последователей язычества в России.

  1. Использовать старый ярлык «национализма», который активно раздувают т. н. «сектоборцы» и «православные эксперты». ФТР отслеживал систематическую работу по институциализации вражды в адрес язычников в системе общего, высшего и дополнительного образования, среди казачества, кампании по демонизации в СМИ и инфовбросы. Их основной посыл — навязывание, порой с использованием лжи и подтасовки фактов, идеологической связки «язычество = национализм».
  2. Власть сможет сыграть на противоречиях и использовать антивоенную, пацифистскую риторику одной части язычников (леволибералов) против всех язычников без разбора. Таким образом, языческое сообщество оказывается между молотом и наковальней.

При этом РПЦ и эксперты сознательно игнорируют факт, что по обе стороны конфликта сражаются и православные, и мусульмане, и атеисты, и представители других религий, в том числе и язычества. Будут предприниматься попытки придать конфликту религиозный окрас «крестового похода», направленного и на поиск внутреннего врага. Факты, что часть язычников оказали всестороннюю поддержку правительству и выразили лояльность государству, — будут проигнорированы.

Многие религиоведы, не говоря уже про открыто ангажированных экспертов, отказываются учитывать фактическое размежевание реконструкторов и последователей языческих традиций, опирающихся на достоверные исторические данные и наследие, от New Age-течений, которые спекулируют на выдуманной истории, лингвистике, символике и т. д. Эти два направления давно и прямолинейно не признают друг друга, но в религиоведческой и сектоборческой публицистике они сознательно смешиваются, чтобы использовать фриковый образ одной стороны против язычества в целом и без разбора. Этот фактор в науке на данном этапе непреодолим, потому что носит идеологический характер в среде исследователей и выполняет возложенные на него функции.

На фоне разгоревшегося конфликта поставлены на паузу такие темы и нарративы, как «неосоветская секта граждан СССР = неоязычество» и абсолютно аморальный и искусственный тезис «школьные шутинги = неоязычество».

Основные центры, ответственные за информационную подготовку возможных репрессий и информационные кампании по разжиганию религиозной вражды, — это РАЦИРС А. Дворкина, лаборатория лженауки деструктологии Р. Силантьева при МГЛУ и близкие к этим структурам и персоналиям эксперты и спикеры. Этими лицами и спикерами систематически озвучиваются угрозы уголовного преследования современных последователей языческих традиций в России.

Экономические факторы

В сфере экономики ожидается небывалый кризис, что объективно перечеркивает возможность язычников финансировать и жертвовать на развитие собственных проектов, институтов и даже оказывать ситуативную поддержку единоверцам, например, при сборе денег на адвокатов. Эту тенденцию ФТР отметил еще с начала пандемии COVID-19 в 2020 г.

Политическая реакция и РПЦ

Весьма вероятный сценарий, не зависящий от событий на театре боевых действий, — это радикальное усиление политической реакции внутри страны.

Основным идеологическим бенефициаром может стать РПЦ МП, которая стремительно теряет свои позиции на мировой арене и может получить в качестве компенсации карт-бланш на внутрироссийскую (возможно, и на внутрибелорусскую) повестку на продолжение зачистки религиозного поля от всех «нетрадиционных форм религиозности».

Учебный комитет РПЦ уже публикует материалы о сектоведении в системе духовного образования, где в числе прочего сетует на «утрату монополии на знание о сектах». Иными словами, жалеют об утрате монополии на определение религиозности и утрате надзорно-карательных функций. Вероятным считается более тесное сращивание РПЦ с системой образования (теология, безальтерантивные ОПК) и МВД.

В этом свете становится рискованным любое взаимодействие языческого сообщества с исследователями НРД и религиоведами. Они слишком зависимы в своем положении от бюрократической вертикали, в которой рычаги власти и вектор ценностей замыкают на себе РПЦ и «сектоборцы». Они не свободны и зачастую не заинтересованы проводить объективные полевые исследования и защищать профессиональную и научную честь, светскую чистоту методологии, то есть не способны очистить академические ряды от идеологических кликуш.

То же актуально для религиоведческой экспертизы, которая может потребоваться при регистрации общин религиозных групп либо религиозных организаций, для предоставления в суде, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения. Уже действуют «карманные» центры экспертиз, которые пишут нужные стороне обвинения заключения.

В перспективе участие в религиоведческом опросе и заполнение анкеты станет актом доноса на себя.

Те национально-культурные автономии, культурные центры и НКО, которые работают с коренными народами, защищают их язык, внеавраамические религии, священные места, образ жизни, промыслы и т. д., — должны будут выражать подчеркнутую лояльность власти и центру в обмен на свое существование.

Для коренных народов, особенно сохраняющих свой архаический образ жизни и промыслы, существуют риски утраты своих земель и прав в случае, если страна возьмет курс на новую индустриализацию, освоение недр и земель Русского Севера и Дальнего Востока. Кто будет бороться за экологию, неприкосновенность заповедников, против мусорных полигонов, за свой язык, промыслы, святилища, образ жизни и т. д., — могут быть названы экстремистами, нежелательными НКО, «опасными иноверцами» в глазах власти.

Ожидается усиление миссионерской активности РПЦ в регионах при поддержке административного ресурса в адрес иноверцев из коренных народов.

Как уже было сказано, проблемы последователей современного язычества не интересны СМИ и правозащитникам, поэтому уповать на их защиту и адекватное юридическое, экспертное и информационное сопровождение в случае возможных гонений не приходится.

Законодательные риски

Мы не раз указывали, что необходимо проводить ревизию и совершенствование законодательства в сфере реализации права на свободу совести и вероисповедания.

Мы согласны с позицией омбудсмена по правам человека в РФ Татьяны Москальковой, озвученной в 2019 г., о недопустимости расплывчатых и оценочных определений экстремизма, о необходимости выработки четких законодательных критериев. Исследование ФТР 2019 г. о процентном соотношении религиозно окрашенного экстремизма (по материалам Федерального списка экстремистских материалов, НАК и Росфинмониторинга) уверенно показывает, что на последователей современного язычества приходится всего 2 % всех запрещенных материалов и организаций, а на христиан — 87 %.

На данном этапе ФТР не видит перспектив для изменения ситуации в лучшую сторону. Уточнение определений, если оно и произойдёт, — будет носить расширяющий толкование закона характер, чтобы поставить вне закона иноверческую религиозную символику и доктрины.

С учетом исторических реалий и актуальных преференций можно сделать вывод, что со стороны РПЦ и её квазинаучных сателлитов и экспертных центров может усилиться давление на все виды власти в РФ с целью реализации собственных интересов. Теперь подробно рассмотрим варианты прогнозируемых событий по изменению законодательства в этой сфере.

В начале января 2022 года государство уже анонсировало план по усилению контроля и мониторингу со стороны Минюста и МВД общественных объединений, религиозных и иных некоммерческих организаций на предмет выявления фактов проявления экстремизма.

С большой долей вероятности прогнозируется ограничение прав на свободу совести и вероисповедание либо коррекция федеральными законами практической реализации ст. 28 Конституции РФ в сторону ограничений.

Для этого может быть использованы уточнения к ст. 67.1 Конституции РФ, п. 2 которой гласит:

«2. Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство».

Сейчас законодательство, выстроенное вокруг дискурса «традиционных ценностей» лавирует между клерикализмом и светскостью, напрямую имя Бога и главная ответственная институция не называются, что создает пространство для толкований. В дальнейшей перспективе могут быть приняты изменения в ФЗ № 125 «О свободе совести и о религиозных объединениях», приняты иные законы и подзаконные акты, ограничивающие плюральность мнений и определений Бога, закрепляющих главенствующее положение авраамических религий, с исключением для регионального буддизма и, возможно, шаманизма.

Могут быть дополнены и расширены законы об иностранных агентах и нежелательных организациях (ФЗ от 22.04.2020 № 121-ФЗ, ФЗ от 25.11.2017 № 327-ФЗ, ФЗ № от 02.12.2019 № 426-ФЗ, ФЗ от 30.12.2020 № 481-ФЗ, ФЗ от 28.12.2012 № 272-ФЗ, ст. 3.1) — с целью охвата религиозной сферы. Любая религия, община или адепт религии вне очерченного круга «традиционных» конфессий могут быть бездоказательно объявлены изменником родины, иностранным агентом, нежелательной организацией или физическим лицом — иностранным агентом, с предусмотренными законом последствиями и санкциями.

В пропаганде и дискурсе ценностей, не требующих законодательной базы, следует ожидать усиления клерикальной повестки, подъема идей монархизма и навязывания православной идентичности всем россиянам. Так будет реализовываться информационное обеспечение и сопровождение законодательных изменений в религиозной сфере.

Окно возможностей

Тем не менее, можно выделить некоторые относительно позитивные моменты и окна возможностей для современных язычников в ближайшей перспективе.

Язычество реально не представляет широких слоев населения, оно раздроблено и количественно очень мало и распределено по всей стране. Это делает язычников, даже несмотря на раздуваемое пугало в СМИ, малоинтересным и даже незаметным для государства.

Все предыдущие годы в СМИ упоминание языческой религиозности шло как очерняющая дополнительная характеристика или «приправа» к основной новости о происшествии. Но никогда оно не выступало как самостоятельный состав преступления.

Опрос 2018 г. «Воспитание в традиции и влияние современности» наглядно показал, что язычники считают угрозой № 1 для здорового воспитания детей «влияние Интернета, игр, поп-культуры, социальных сетей и гаджетов». Сейчас из-за санкций для родителей-язычников, несмотря на все трудности, открывается уникальное окно возможностей, когда основная культурная угроза купирована внешними обстоятельствами. Здесь главное не заниматься импортозамещением, перестать отдавать воспитание ребенка на откуп планшета и игр в телефоне, а уделить все внимание прямой передаче традиции следующему поколению, налаживанию детско-родительских связей. Необходимо налаживание домашнего либо альтернативного религиозного образования, по опросам ФТР язычники к этому уже готовы.

Для многих язычников, одиночек, семей и общин, единственным вариантом остается внутренняя миграция и культурная диссимиляция — сознательное выстраивание культурной, бытовой, религиозной и, насколько возможно, экономической дистанции к доминирующей культуре и ценностной повестке.

Опрос 2021 г. «Если язычество запретят» наглядно показывает, что при таком сценарии 98 % язычников останутся верны своим Божествам и традиции, но изменят формы репрезентации и выражения. Это означает, что ряд язычников и площадок могут в принципе прекратить свою деятельность либо перестать афишировать свою веру.

Не стоит забывать, что языческие традиции коренных народов России — это наши органические союзники по многим вопросам, а также буквально соседи на религиозном поле, сталкивающиеся со схожими проблемами. Сейчас благоприятное время для выстраивания максимально широкой сети горизонтальных связей на основе личного, а не виртуального знакомства. Разумным кажется уход от политического деления на «черное» и «белое» и поиск общих оснований за пределами сферы политического, в культуре, метафизике, религиозном опыте.

Помните, что ситуация может в любой момент поменяться как в лучшую, так и в худшую сторону.

Напутствие

Не прекращать проводить ритуалы, славления Божества, предков и духов.

Сохранять верность традиции, мифу, Божествам, семье и роду.

Воспользоваться историческим окном возможностей для воспитания детей в своем языческом культурном поле и коде.

Многие направления деятельности необходимо продолжать, даже если пока они не получают конкретного воплощения. Это работа на будущее и удержание руки на пульсе.

Никогда не забывайте, традиция — это вы.

Редакция
Фонда традиционных религий

март 2022 г.

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Теги:
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда