Биография, присланная респондентом

Я родился в 1968 г. в Москве. В 1985 г. закончил французскую спецшколу, в 1987–89 гг. служил срочную в ПВО под Киржачём. В 1995 г. закончил отделение политологии МГУ им. Ломоносова, а в 1999 г. аспирантуру ИГУиСИ. Кандидат соцнаук, в диссертации на основе идей К. Мангейма была предпринята попытка описать логику отечественного идеологического процесса. В последние 15 лет работаю в СМИ. Женат, старшие дочери взрослые, во втором браке воспитываю троих детей, есть внук.

Что такое язычество в Вашем понимании?

Язычество – объёмное явление. Оно может выступать и проявляться как традиционная нативная религия у народов, ведущих традиционный образ жизни, сохранивших полностью или частично родовой исконный уклад и культуру. А может проявляться как «новообретённая» религия у народов, которые уже прошли через горнило цивилизации, в том числе в индустриальных её формах, и уже порядком подзабыли свою этнографическую традицию.

Я посвятил две печатные работы современному славянскому язычеству и поэтому ниже буду вести речь исключительно о нём. Некоторые авторы, которые касались этого явления, употребляют термин «неоязычество». Я же стремлюсь (хоть и не строго) его избегать. И не только потому, что сами русские и славянские язычники против него возражают. Просто, на мой взгляд, кроме оттенка уничижительности, приставка нео- не вполне корректна. Да, применительно к современному славяно-русскому язычеству (родноверию) мы имеем дело с относительно молодым явлением. Но вместе с тем оно имеет глубокие культурно-исторические истоки, восходит к определённой традиции и его проявление в современном российском социуме закономерно, это не искусственный конструкт. То же самое касается язычества других европейских народов. Прежде всего, наиболее близкого славянскому родноверию язычества балтов, а также друидизма, германских и прочих верований, которые исповедуют представители европейских и некоторые других народов.

И если вкратце определять, то современное славянское язычество (родноверие) – это религиозно-культурное и идейно-политическое движение, которое проявляется через деятельность различных языческих групп, презентуется и популяризируется лидерами языческих общин и деятелями культуры, а также является основой мировосприятия для широкого круга русских людей и людей русской культурной традиции. То есть язычество выступает в двойной форме: и как групповое явление (движение) и культурный феномен, и как индивидуальная и групповая религия и умонастроение. При этом в русском язычестве (родноверии) в его наиболее «артикулированных» формах, при всём его разнообразии и различии взглядов разных лидеров, есть достаточно чёткий общий знаменатель. Прежде всего, это вера в высших славянских богов, которым посвящены праздники, которым поклоняются, в которых верят, именем которых клянутся и через приобщение к истинам которых строят жизнь. Так же как христиане верят в своего Бога, а мусульмане в Аллаха, германские язычники верят в Тора, Одина и прочих высших богов, современные русские язычники верят в Перуна, Велеса, Ярилу, Ладу и других родных богов.

Когда, по Вашему мнению, началось возрождение русского язычества?

Совершенно чётко можно указать: это середина – конец 80-х годов прошлого века. Это, конечно, зримый последний этап, из которого вышли все современные язычники, создавшие основные группы и объединения в конце 80-х и начале 90-х.

Но, вообще, язычество на Руси, а затем в России, существовало всегда и никуда не исчезало. Просто после христианского разгрома было многое утрачено (в особенности высокая часть языческого религиозного миропонимания с его пантеоном богов и развитым культом) и в русской деревне в конце XIX – первой половине XX века (и позже), да и в городской культуре оно оставалось в основном в качестве пережитка и набора суеверий. Но религиозную традицию полностью искоренить сложно. И поэтому язычество продолжало существовать и проявляться в культуре. В частности, языческие (в том числе, славянские) мотивы чётко видны в творчестве поэтов Серебряного века, у Билибина и т. д. Во второй половине XX в. в живописи языческую традицию подхватил и развивал К. Васильев. В философии и социально-политической мысли были свои фигуры. И, наконец, закономерно начали свою деятельность лидеры современной волны возрождения славянского язычества, которые в большинстве своём здравствуют и поныне.

Какие события повлияли на становление современного состояния язычества?

Было бы упрощением сказать, что в основном повлиял кризис и идейный вакуум позднего советского общества и шатания 90-х. Потому что даже если бы было всё иначе, язычество бы всё равно проявилось. Не случайно языческие группы примерно в то же время стали распространяться в Европе в тех странах, где никакого социализма в помине не было.

Просто иметь языческие взгляды – это норма для части общества. И что касается русского язычества – это одна из русских традиций и одна из русских идентичностей. И покуда будут русские, среди них будут язычники. Просто потому, что мы все читаем своим детям русские сказки, где всё пронизано язычеством. Язычество составляет значимую часть нашей культуры, начиная от именослова и заканчивая сложными идейными конструкциями, где оно может проявляться в том числе в неявном виде.

Как Вы пришли к языческому мировоззрению?

Для каждого ребёнка закономерно осмыслять окружающий мир на «языческий» лад. Симпатии к славянскому язычеству у меня были всегда, ещё в дремучие советские годы. Я бы сказал, что в моей голове полностью сциентистское осмысление действительности и стремление следовать научности при оценке явлений прекрасно сочетается с долгой верностью язычеству. Здесь надо иметь в виду, что быть язычником – это не обязательно верить в языческих богов и им молиться (и не все практикующие язычники молятся, так как боги бывают «безразличны» и не любят слабость). Зачастую язычество может занимать ту нишу сознания человека и его культурных и прочих представлений, которые не подвластны науке, находятся за гранью её объяснений и выводов. Язычество – это широкий круг представлений, эта религиозная традиция, как правило, не стремится к строгой догматичности и допускает взаимоисключающие объяснения. В конце концов, человек может следовать определённому культурному коду, и причислять себя к определённой группе, не вдаваясь в серьёзные размышления. Поэтому для меня язычество – это в значительной степени референтная религия, которая помогает выживать моему народу.

Состоите ли Вы в языческом объединении (общине)?

Нет. Какое-то время назад я считался членом «Славии» и, имея официальный статус в этой общине, принимал участие в обсуждении общинных вопросов. Затем из-за несогласия с политической позицией лидеров этой группы я попросил их не считать меня состоящим в их общине. Впрочем, такое моё словесное заявление было даже излишне, так как и так было всё понятно, и партбилет никто не выдавал.

Я вообще считаю, что у меня в русском язычестве немного иная функция. Я никогда не собирался играть роль волхва или организатора религиозных обрядов. Моя стезя (и тут я использовал своё образование) состояла в научном и политическом описании язычества, его защите от нападок представителей иных взглядов, артикуляции его идей и т. д. Конечно, я неоднократно участвовал в обрядах, подписывал различные письма и документы, сбрасывался по возможности финансово на языческие цели. Но для всего этого не обязательно быть в конкретной общине.

И в таком отношении есть своё преимущество, так как меня мало беспокоит конкуренция и негатив, которые иногда проявляются во взаимоотношениях лидеров языческих групп, или теологические тонкости и предпочтения в обрядах. Моя позиция – идти рядом и по возможности содействовать в общих вопросах движению в целом.

Кого из языческих лидеров XXXXI веков Вы можете назвать своим соратником? Какие факторы повлияли на Ваш выбор?

Я давно знаком с Велимиром (Н. Сперанским), Велеславом (Черкасовым), Любомиром (Д. Георгисом), Вереёй (С. Зобниной). Пересекался с Вадимом Казаковым, Мезгирём и вкратце общался с Селидором (Беловым) и прочими. Всех знаковых и общественно значимых людей не упомнить, а многие забыты мною напрочь. Соратники или не соратники, но есть люди, в том числе среди перечисленных, которых я ценю. И личностно и за тот вклад, которые они сделали и делают в становление и развитие русского язычества.

Какие, на Ваш взгляд, минусы и плюсы в организации современных русских языческих объединений?

Когда-то я возлагал избыточные надежды на структурирование и легализацию языческого движения как отдельной религии, наподобие признанных государством конфессий. Знать, время ещё не пришло.

Но в нынешнем аморфно-сетевом состоянии есть и свои плюсы. «Огосударствление» ведь тоже неминуемо породило бы отрицательные последствия. О плюсах и минусах современного этапа говорить вообще мало смысла. Главное, что языческое движение устоялось и никуда не денется. Главное, что есть прекрасные люди, которые достойно отстаивают языческие ценности и интересы движения.

Какой источник по славянскому язычеству, по Вашему мнению, является важнейшим? Ваше отношение к «Велесовой книге»?

«Велесова книга» не источник, а подделка. Одного источника нет, есть их совокупность. Чтобы ознакомиться с современным русским язычеством и понять его суть, следует прочесть некоторые работы Доброслава (например, «Язычество как волшебство»), книги Велимира и Велеслава, статьи Вереи и т. д. Хороших авторов хватает. И очень важно личное общение с людьми, которые понимают язычество на «продвинутом» уровне, а также посещение обрядов.

На Ваш взгляд, какая перспектива у русского (славянского) язычества?

Боги укажут, а время покажет. Покуда не прервётся череда поколений – русские люди будут возвращаться к своим языческим истокам и следовать заветам родной веры.

Планируете ли Вы издание новых работ в стиле «Языческой зари» и «Возвращения богов»?

Планирую осенью издать в печатном виде свою краткую рецензию на книгу «Путь волхва» Велимира. Это очень простой текст, который давно висит на сайте «Славии». Он называется «Разговор с волхвом» и написан с относительно правых позиций; это мягкая благожелательная критика некоторых экономических и политических представлений автора, она нисколько не касается религиозных вопросов. А вообще, «Путь волхва» – это фундаментальный замечательный труд, которому нет строгих аналогов в русской культуре.

Спасибо за вопросы, как мог – ответил. Слава богам и удачи!

Беседовал Роман Шиженский

Источник: Научный альманах Colloquium heptaplomeres, являющийся печатным органом научно-исследовательской лаборатории «Новые религиозные движения в современной России и странах Европы» при Мининском университете (г. Нижний Новгород).

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда