Ольга Маркелова – филолог-скандинавист, асатруа (г.Москва), автор замечательных стихотворений об Исландии, действительный член исландской общины Ásatrúarfélagið. О пути, который привел Ольгу к знакомству с Исландией и Северной Традицией, она кратко рассказывает в своей биографии:

«Родилась в Москве в 1980 г. В 1996 г. поступила в МГУ на романо-германское отделение в группу изучения датского языка. Исландия стала моей большой любовью уже в студенческие годы. Многолетнее участие в семинарах О.А.Смирницкой по исторической поэтике древнеисландской литературы, первые встречи с носителями исландского языка во время студенческой стажировки в г. Оденсе (Дания) в 1998 г., прослушивание исландских народных песен пробудили интерес к этой стране и её современной культуре. Я начала изучать современный исландский язык на кафедре германской филологии в МГУ и продолжила уже в Рейкьявике, куда меня в 2002 г. послали на стажировку в Университете Исландии на отделении исландского языка как иностранного. Незадолго до того я заинтересовалась также языком и литературой Фарерских островов, и мой диплом и кандидатская диссертация (защищена на кафедре зарубежной литературы МГУ в 2005 г.) были посвящены фарерским писателям. Работа над диссертацией проводилась в Рейкьявике и Торсхавне.

Мне довелось прожить в Исландии около 5 лет и узнать жителей Рейкьявика и отдалённых хуторов с разных сторон, пережить ряд важных для Исландии событий наравне с её жителями, познакомиться с деятелями исландской культуры и просто замечательными людьми.

Работать с исландским языком и словесностью мне посчастливилось в самых разнообразных жанрах: перевод художественных произведений и кинофильмов, написание филологических работ и публицистических статей на исландском языке (их значительная часть была посвящена анализу исландской литературы ХХ века), чтение докладов о русской поэзии для исландцев в обществе МИР в Рейкьявике и даже создание предисловия и перевод текстов песен для альбома рок-группы «Пятая колонна» (Fimmta herdeildin).

Расскажите, пожалуйста, о своей первой встрече с исландскими язычниками.

— Моя первая встреча с исландскими язычниками состоялась осенью 2002 года. Меня как раз отправили на студенческую стажировку в Исландию — учить язык. До этого я, будучи замкнутым «книжным» человеком, не особо общалась с «братьями по разум» на родине, — но в Рейкьявике мне захотелось найти их во что бы то ни стало. После недолгих расспросов выяснилось, что Ásatrúarfélag Íslands располагается в здании бывшего рыборазделочного комбината в старом порту…

В зале на верхнем этаже бывшего комбината моим глазам предстали две дамы, скромно сидевшие за столом и занятые шитьём занавесок. Мы разговорились. Одна из дам оказалась Йонина Кристин Берг — тогдашний allsherjagoði. Она была первой женщиной на этой должности (а должность эта совмещает сугубо религиозные функции — проводить празднества, венчания, похоронные обряды и т.п. — и административные (заниматься уставом общины, её финансами, связью с общественностью и пр.). Правда, Йонина пробыла на этой должности всего пару лет, и её сменил на этом посту Hilmar Örn Hilmarsson, известный нам также как талантливый композитор и знаток народного пения. Но смена годи — будет потом, а сейчас я впервые в этом здании, где каждую субботу собираются члены общины.

Чем занимается община? Может ли попасть к ним на праздник любой пожелавший его посетить человек?

— В этом здании каждую субботу собираются члены общины. Пьют кофе, обсуждают древние тексты или проблемы религиозного воспитания детей в школе; а 4 раза в год в этом здании проводятся большие пиры в честь 4 крупнейших календарных праздников, солнцеворотов и равноденствий. Вход на пиры платный (чтоб пополнить бюджет общины и расплатиться за еду), но пускают туда абсолютно всех, вне зависимости от вероисповедания. Исландские язычники заинтересованы в том, чтоб остальные знали об их положительных сторонах, гостеприимстве и т.п. А миссионерство и агитация в «свою веру» запрещена уставом общины: если человек туда приходит, то только по собственному желанию, а не оттого, что сагитировали!

Есть ли у исландцев свое специально построенное капище?

обряд исландских язычников

Обряд исландских язычников

— Капище скоро построят. А после того, как общине пришлось выехать из старого здания, у них была лишь одна жалкая контора. Праздники часто проводят на улице. Обычно готовят много качественной еды: традиционной исландской. То есть, это развлечение не для вегетерианцев.

Проводят ли исландские асатруа какие-либо семинары или лекции?

— Иногда в общине бывают лекции просветительского характера о разных скандинавских древностях и о других видах язычества (на моей памяти однажды читали лекцию про Викку!). Годи Западных Фьордов — профессиональный филолог-скандинавист, с ним мы провели серию семинаров-бесед о сущности языческого мировоззрения, а отправной точкой нам служила книга датского культуролога Джона Карлсена «Один и жёсткий диск».

Какими видами общественной деятельности занимаются исландцы?

— На общественную деятельность у активистов языческой общины уходит много времени. Например, в середине 2000х гг., когда концерн «Алькоа» строил в Исландии на восточном высокогорье огромную плотину для выработки электричества на экспорт, а вся страна бастовала против этой стройки, чреватой экологической катастрофой и создающей почву для безжалостной эксплуатации гастарбайтеров (они там калечились и гибли из-за негодных условий труда), группа язычников тоже поехала на Восток страны и воздвигла niðstöng (тот самый шест-нид с символическим лошадиным черепом) на эту компанию!

Невероятно… А каков статус организации исландских асатруа? И каковы отношения государства и религиозных организаций в Исландии?

— Как известно, Языческая община — официальная религиозная организация. То есть, годи имеют право совершенно официально венчать, отпевать и … ну, не «крестить» детей, тут надо бы другое слово, с менее христианскими коннотациями, но по функции примерно то же самое. Сейчас исландцы пробовали менять конституцию страны, и я не успела разобраться, оставили ли они в стране государственную лютеранскую церковь или отменили. Во всяком случае, ещё недавно было так: государственная лютеранская церковь имеет священников на госбюджете (т.е., им платят жалование), а все граждане, которые специально не оговорили и не заявили в госстатбюро, что они — представители других конфессий (коих в Исландии насчитывается более 60, от протестантских сект до православных и буддистов), платят церковный налог. При этом государственная церковь всегда была самой непопулярной в стране организацией; в храмы исландцы ходят только на похороны и на конфирмации, причём сейчас конфирмации всё чаще бывают светские (эдакий обряд наступления совершеннолетия). Так вот, часть членов языческой общины — это люди, в целом безрелигиозные, но перешедшие туда, чтоб не платить этот самый церковный налог и чтоб иметь возможность бывать в хорошей компании. Другая часть — выходцы из деревни, сберегающие традиционную культуру. Также там много творческих людей, например, художников.

Как вы считаете, чем является для исландцев язычество как таковое?

— Для исландцев язычество — не следствие увлечения национальной романтикой и/или исторической реконструкцией; эту религию там исповедуют люди со вполне современным мировоззрением, иногда корректируя для себя отдельные моменты мифологии и этики под современность. (Т.к. догмы в язычестве нет, а Эдда — отнюдь не священное писание). Например, на одной из наших встреч мы обсуждали, идут ли жертвы терактов в Вальгаллу (в годы, когда в России были «Норд-Ост» и Беслан, эта тема была более, чем актуальна). В итоге решили, что идут, т.к. они погибли от оружия. Другой пример «осовременивания»: Фрейю многие осмысляют как феминистку. Это не следует понимать как «порчу» исконной веры, просто вера развивается вместе с живыми людьми.

Благодарю за интервью!

Источник: журнал «Северный Ветер».


Дополнение от Ольги Маркеловой, апрель 2019 года:

Было приятно увидеть этот материал в переиздании! Но всё-таки он отражает состояние Языческой общины Исландии на начало 2010-ых гг. А сейчас там кое-что изменилось. Во-первых, капище скоро построят, а здание бывшего рыборазделочного комбината, о котором говорится в интервью, сейчас передано Морскому музею, от старой обстановки там не осталось и следа. Во-вторых, в общине появилось много молодёжи, уже воспитанной в лоне современной культуры, некоторые из юных членов общины пришли к скандинавскому язычеству через увлечение зарубежным фэнтези. Многие из «старожилов» уже не так активны, например, упоминающийся в интервью годи Западных фьордов теперь отошёл от этой должности (хотя не перестал быть хорошим филологом и замечательным человеком). Кого-то из основоположников уже нет в живых…

И всё-таки исландские язычники остаются верны себе: привечают искренне заинтересованных, противостоят негативным тенденциям в обществе, ведут просветительскую деятельность — и да, это по-прежнему одна из самых популярных религиозных организаций в Исландии!

А вскоре они будут отмечать Первый день Лета — единственный старый языческий праздник, который в наши дни в Исландии является официальным выходным днём!

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда