В последнее время политика РПЦ становится все более жестокой по отношению к языческому сообществу, которое как таковое даже не имеет никаких центральных органов, групп лоббистов в правительстве, внутреннего и внешнего согласия, что подчеркивает факт того, что стихийные образования общин являются непосредственной живой культурой. Но не так страшно православие, как некоторые православные, которые в последние годы посрамили и разгромили немало культово значимых мест: в Улан-Удэ, в Архангельске, в Саратове, в Нижегородской области, в Царицыно,  капище у общины «Круг Вятичей», капище общины «Крина» в Санкт-Петербурге, капище на Наре и т. д. Не говоря про бесконечные разукрашивания и прочие издевательства над Велесовым камнем в Москве.

В этот же раз покусились не на конкретную форму, а на место — фестиваль исторической реконструкции «Русборг», который имеет направленность на ранее Средневековье. Некоторые православные активисты (в лице загадочного Александра, который, как мы выяснили, даже юридически никак не связан с епархией) проводят политику по размыванию и уничтожению культурно-этнической идентичности русского народа, частью которого являются дохристианские века и период первых веков после принятия христианства, т. е. то самое ранее Средневековье. Не лишним было бы упомянуть, что раннесредневековый период двоеверия длился, — скорее даже длится, — дольше, чем до XII-XIV века. Так, еще Екатерина Вторая издавала бесчисленные указы об искоренении язычества у карелов, чувашей, мордвы и в целом всего Поволжья и Сибири. Не столько и не сколько из-за общей антирелигиозной, просветительской политики, сколько из-за восстания Пугачева, на сторону которого активно вставали исконные жители Поволжья в лице различных финно-угорских племён, а также русские, татары башкиры и т. д. Впрочем, если язычество она воспринимала как дикарство, то к исламскому населению относилась терпимо, считая их «близкими к христианскому».

Следует также отметить, в надежде на уразумение Александра и остальной части людей, считающих что «русский значит православный», что этнофилетизм, присущий язычеству и не присущий христианству, осужден Поместным Константинопольским Собором как ересь в 1872 году. Как гласит постановление: «Мы отвергаем и осуждаем племенное деление, то есть племенные различия, народные распри и разногласия в Христовой Церкви, как противные евангельскому учению и священным законам блаженных отцов наших, на коих утверждена Святая Церковь и которые, украшая человеческое общество, ведут к Божественному благочестию. Приемлющих такое деление по племенам и дерзающих основывать на нём небывалые доселе племенные сборища, мы провозглашаем, согласно священным канонам, чуждыми Единой Кафолической и Апостольской Церкви и настоящими схизматиками». Впрочем, за много веков до оформления понятия о филетизме, Блаженный Августин в своем трактате «О граде божьем» так же говорил о неприятии и неважности культурных, гражданских, семейных и языковых идентичностей, т. к. существует только одна космополитическая идентичность — церковная, для которой любая другая является враждебной по определению. А еще ранее Августина про это писали Цельс и Порфирий в своих сочинениях, направленных против христиан, разногласия с которыми были не в теологическом аспекте, а в этическом и моральном — в вопросе идентичностей и их неприятия последними (христианами).

Претензия активиста Александра свелась к гаданию на рунах (кто был на любом маломальском фестивале реконструкции в качестве зрителя или тем более участника,  подтвердит, что какие-то гадания, на каких-то рунах не попадает даже в десятку самых важных и интересных занятий), которое является якобы бесовским и развращающим действом. Но прав ли Александр в своем суждении? Для начала, скажем то, что в среде реконструкторов язычников не то что большинство, но скорее меньшинство. Большая часть реконструкторов — это либо такие же православные, либо вообще не религиозные люди. Эстетика хобби зачастую не задевает глубинные пласты. К удивлению Александра, реконструкторы ходят в церкви, особенно если она недалеко от места проведения фестиваля. Проще говоря, от работы в океанариуме не отрастают жабры и хвост.

Но к вопросу о гадании. Гадание является одним из древнейших видов магических практик, живущих в культуре до сих пор. Хотя православные отцы всячески осуждают любые гадательные практики, тем не менее, на рубеже веков среди христиан-неоплатоников геомантия (гадание по земле) была в ходу, хотя и относилась к разряду низшей народной магии. Большим уважением пользовалась теургия, прочно вошедшая во всю последующую христианскую культуру в ее мистико-эзотерическом аспекте. Приведем в пример ученика Ямвлиха Хрисанфия, который являлся известнейшим теургом и о магических способностях которого ходили легенды, но при этом он являлся архиереем в Лидии. И христианские неоплатоники серьезных противоречий по этому поводу (соотношение магии и религии) не испытывали, а если магия и подвергалась гонению, то только как нечто опасное не для религии, а для государства (подробнее о всех перипетиях неоплатонической теургической традиции смотрите в книге Эрика Доддса «Греки и иррациональное»). Понимание магии в христианской философии самым ярким образом проявилось в творчестве отца Павла Флоренского, на которого серьезнейшим образом повлияли Вячеслав Иванов, Николай Федоров (несмотря на то, что позже Флоренский будет отпускать некоторые колкости в его сторону), Владимир Соловьев, Алексей Лосев и другие деятели Серебряного века. В частности тот же Лосев (которого Флоренский в 1922 году венчал с Валентиной Соколовой) определял магию как воздействие мысли на материю (опосредованное через имя); так в «Философии имени» Лосев говорит следующее: «Когда я зову своего собеседника, называя его имя, и он идет ко мне, это тоже магия». Флоренский, будучи поглощен традицией имяславия, вторит Лосеву, и для него богообщение (которое отчасти тоже «магия») языческих времён в той же степени реально и равнозначно. Сам отец Павел прямо пишет в своих воспоминаниях: «Я казался «ученым», будучи внутри «магом»». Подобные взгляды Флоренского обусловлены именно той «магической сущностью» имяславной традиции. Так как магия всегда реализуется через поименование.

(А. Ф. Лосев сделал запись доклада Флоренского о магии с которым вы можете ознакомится здесь. А также смотрите в этой статье о Павле Флоренском часть, которая так и озаглавлена «Магия».)

Конечно хотелось бы услышать аргументы Александра против позиций двух самых влиятельнейших христианских философов XX-го века.

Подобного рода деятельность, проводимая такими активистами, направлена лишь на подрыв живой культуры в лице того же гадания. Как показывает опыт — самым фанатичным бабушкам-прихожанкам ничего не мешает в свободное от храма время заниматься целительством и ворожбой. А также неприятие таких культурно-исторических мероприятий, как фестивали реконструкции, направленные на культивирование и актуализацию памяти о своей же идентичности, — ни о чем другом, кроме как о скрытой ненависти к истории своего же народа, служить не может. В противном случае не возникало бы таких откровенно девиантных форм поведения как преследование организатора фестиваля и фанатичное выискивание колдунов среди участников мероприятия. И последним замечанием будет указание на то, что пока православные активисты борются с собственными фантазмами, мусульмане ведут поистине полномасштабную деятельность по вербовке и расшатыванию социальной структуры и стабильности (показательно ликующее поведение мусульман во время пожара в Нотр-Дам де Пари). Ранее мы уже писали о Варваре Карауловой, но это лишь одна из немногих жертв пропаганды. Те, кто живет в Санкт-Петербурге, прекрасно знают, что каждую пятницу, почти у каждого метро, в каждом районе города и ближайшего пригорода стоят мусульмане, раздающие газету «Ас Салам», в которой содержатся призывы и смыслы очень слабо соотносимые с законодательством России, а также с канонами православия. Но судить не нам.

P. S.: Редакция ФТР, а также автор статьи, не призывают к ненависти или вражде к кому либо. Редакция выступает резко против оскорблений святынь, будь то языческих, христианских или каких либо еще — это общее наследие, отказываться или уничтожать которое, значит сеять вражду, в наше и без того напряженное общество. Мы в одинаковой степени осуждаем и никоим образом не поддерживаем любые деструктивные и противоправные действия в отношении кого либо или чего либо. В первую очередь мы призываем к конструктивному диалогу и выступаем только за законную и морально приемлемую деятельность, а посему считаем любые проявления экстремизма, религиозного фундаментализма, а также аморальному поведению недопустимыми.

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда