Друзья, сегодня мы представляем Вам интервью с Мастером (все так, именно с большой буквы), работы которого не оставят равнодушным ни одного последователя Северной Традиции. В его руках обычный нож начинает творить чудеса: срезанное дерево снова оживает и начинает рассказывать истории наших богов и предков. У нас в гостях Александр Осипов (более известный в социальных сетях как Чугайстер Лесной).

Александр, привет! Расскажи, пожалуйста, нашим читателям несколько слов о себе. Сколько лет ты уже в Традиции, с чего начинался твой Путь?

— Рад приветствовать. В традицию (хотя сам я так никогда не выражаюсь) я пришел не позднее 2000 года (это та дата, которую я могу назвать с уверенностью). О каком-то лихом начале пути тоже поведать, пожалуй, не смогу. Все весьма банально. Человеком верующим я не был, да и в моей семье не возникало никогда тем религиозно-церковных. А вот мифы я любил, сколько помню себя. Возможно, мое воображение тому способствовало: я мог весьма живо представить себе прочитанное. Мифологический словарь под редакцией Мелетинского и по сей день вспоминаю. Чем меня прельстила германо-скандинавская мифология, я сейчас, наверное, и не вспомню, но то, что этот раздел меня очень тронул, это факт. Естественно, там были множественные отсылки к Эддам, прядям и сагам, которые я незамедлительно покупал и восторженно читал. Пожалуй, именно тогда и случился этот странный и неописуемый поворот в моей голове. Конечно, ни о каких движениях Асатру я тогда не знал и даже не мог предположить, что они существуют.

Расскажи, пожалуйста, как из обычного человека ты превратился в Мастера, создающего сакральные предметы. Когда ты впервые взял в руки нож и дерево, ты сразу знал, что из этого получится?

Работы Чугайстера Лесного

— Прежде всего начну с того, что сам себя мастером я не считаю. С малых лет я любил рисовать и лепить из пластилина, т.е. нравилось создавать то, чего я в жизни не мог увидеть. Момент, когда я впервые взял нож и стал резать, помню очень хорошо, но то были не объемные фигуры. В детстве я часто ездил с отцом в лес, и вот там, во время каждой поездки, я находил разные интересные мне суки, палки и резал отцовским ножом причудливые знаки, фигуры и прочее, на что была способна детская фантазия. Гораздо позже я стал приносить домой разные небольшие деревяшки и резал, резал, резал… Впервые изобразить божество вышло, скорее, неосознанно, т.е. по итогу вышло то, что нужно, но когда начинал, я не знал, чем кончится дело. Вырезанная фигура, как мне показалась, была Одином. Ну и, пожалуй, остановиться после такого опыта уже было нельзя. По прошествии времени добрый друг и замечательный человек Сергей Комиссаров очень поддержал меня в моих творческих порывах, сказав, чтобы я не зарывал и не таил в себе то, чем меня, возможно, одарили.

Ты создаешь свои изделия только в рамках Асатру, или славянская Традиция тоже представлена в твоих работах?

— Нет, в славянской традиции я не работаю.

Читайте также:

Интервью с мастером Зайцем | Фонд Традиционных Религий
Биография, присланная респондентом Зовут меня Сергей по паспорту, но более известен как татуировщик Заяц. Недавно исполнилось 33 года. Родился и вырос...

К слову, как ты относишься к термину Асатру? Считаешь неприемлемым новоделом или допускаешь его использование в отношении себя и своих работ?

В общем и целом, я нормально отношусь к этому термину. Но в отношении своих работ использую его только для общего понимания и определения темы моей резьбы. Потому как, например, у меня есть изображения, которые ярые приверженцы Асатру посчитают неверными или неправильными. В отношении себя данный термин я также не использую.

Есть ли разница в ощущениях и состоянии, когда ты вырезаешь изображения богов или рун, по сравнению с созданием какой-либо бытовой вещи?

— Бытовых вещей я не делаю.

Существуют ли у тебя какой-то особый ритуал подготовки перед работой? Не вообще, а именно при создании сакральных вещей?

— Вырезание — это и есть ритуал. Дело в том, что я не могу вот так просто и пойти резать. Режу я в наипоганейшем расположении духа, точнее, начинаю резать. Когда невыносимая чернуха и дрянь всякая давят неимоверно. Начинаешь работать, и обязательно наступает момент, когда что-то щелкнет внутри: вот тогда это и есть оно. Вот тогда и ритуал. Я не могу и не хочу делать то, во что не верю, а то, что не имеет веры — не имеет и силы, следовательно, пустота ненужная.

Ах да, умыться обязательно нужно, чистым быть. Вот честно, омовение перед работой всегда всем пойдёт на пользу.

Делаешь ли ты свои изделия на продажу? Если да, то как можно заказать твои работы?

— Иногда делаю на продажу, но не всем и не каждому. А к тем людям, кому мне доводилось что-то делать, я отношусь более чем тепло и трогательно. Я искренне благодарен им за то, что они обращаются ко мне. Обращаются неоднократно. И очень часто наше общение перестает ограничиваться только темами заказов и перерастает в дружеское.

Работы Чугайстера Лесного

По твоему опыту работы, изображение какого бога пользуется наибольшей популярностью и его заказывают чаще всего?

— Мне неоднократно поступали просьбы вырезать изображение Фрейи. Пожалуй, она и есть самая популярная.

А лично ты – почитаешь ли ты какого-либо бога более других?

— К своей радости или несчастью, более других я почитаю «владыку виселиц» Одина.

Среди твоих потрясающих работ есть и рунические наборы. Сколько в них плашек: 24, или есть еще и 25-я пустая? Как ты вообще относишься к идее Блюма ввести в набор «пустую руну»?

Да, мне приходилось делать наборы футарка. Честно говоря, мне это не очень по душе. Гораздо интереснее резать тексты рунами, а не просто по одному символу на отдельном куске дерева. К так называемой пустой руне я не отношусь никак, даже и не раздумывал никогда о такой глупости.

— Что для тебя руны: алфавит, магические знаки древних или средство изменения реальности, работающее и в нашем мире? Другими словами, используешь ли ты руны (и любые другие гальдраставы) в магических целях?

Руны как знаки, для меня, конечно же, алфавит. В наше время, пожалуй, странно говорить о письме как о магии, но нам известно, как к нему относились в древности. Я же использую руны для записи слов и текстов.

Читайте также:

Интервью с рунологом Антоном Платовым | Фонд Традиционных Религий
Антон, здравствуйте! Интервью с Платовым-писателем выходили неоднократно. Сегодня, если позволите, мы бы хотели в большей степени задать вопросы Плато...

Как ты думаешь, может ли человек, считающий себя язычником, купить рунический набор, или это позор позорный, и он должен лично создать и окрасить свой собственный?

— Если человеку для чего-то нужен набор рун, а сам он не в силах сделать, то пусть, конечно, покупает. Часто же люди обращаются друг к другу за помощью в вопросах, которые не могут сами решить. Позорного здесь ничего не вижу. Отношение же к торговцам у меня часто неоднозначное, но это другой вопрос.

Кстати, используешь ли ты какие-либо ритуалы освящения рун?

— Никаких ритуалов освящения рун не имею. Если дело касается текста, то тут дальнейшие действия нужно проводить с предметом, на который нанесена надпись.

Исторически так сложилось, что существуют два порядка следования рун в Старшем Футарке. В первом случае футарк заканчивается руной Дагаз, а во втором – Отал. Какой
вариант используешь ты?

— Ну не то чтобы прямо использую. Но если я начну резать футарк, то, пожалуй, закончу его ..do (дагаз, отал – примечание редакции), как на камне из Кюльвера.

Мы знаем, что ты не состоишь в какой-либо Асатру общине. Как ты вообще считаешь, насколько естественно (и зачем) последователям языческого мировоззрения объединяться в общины и годорды? Асатру – это Путь одиночек или все же, как ни крути, человек – стадное животное?

— Пожалуй, это настолько же естественно, как и не язычникам. Я не причисляю себя к Асатру, потому могу говорить со своей колокольни. Лично мне это никогда не требовалось. Я общительный человек и имею множество знакомых, сам бы не отказался поприсутствовать на мероприятиях различных общин, пообщаться, но не более. На счет Пути одиночки (как романтично звучит-то!), то тут подход у каждого свой. Если человеку требуется постоянное общение и обсуждение вопросов на тему его религии, то для этого, понятное дело, необходим соответствующий коллектив. Если удобнее гражданину в своих религиозных взглядах быть один на один с его представлениями, если ему этого достаточно, то пусть так и будет. А в общем и целом, человек конечно стадное животное, иначе беда бы давно пришла. Так что я вполне желаю процветания множествам общин и годордов.

Играет ли Колесо Года особое значение в твоей жизни? Отмечаешь ли ты сильные точки этого Колеса, и если да – насколько большое значение придаешь атрибутике?

— Огромнейшее значение для меня играет. Это то, что где-то в глубине души волновало меня всю сознательную жизнь. Я отмечаю только точки солнцестояний и равноденствий. Названий праздникам, кроме упомянутых выше, я не даю. О значимости атрибутики мне сложно говорить, потому как за прошедшие годы ничего особо для меня не менялось и, думаю, не изменится. Я стараюсь и зимой, и летом в эти дни быть вне дома и отмечаю праздники всегда один. Главный атрибут на моих ритуалах – это, безусловно, огонь. Естественно, еда (либо ещё живая будущая еда). Иногда я использую различные метки (камни, палки, выложенные особым образом), чтобы «пометить» место обряда. Не для каких-то сакральных целей, для маркировки местности, «на память», скажем так. Чтобы позже, через год, два, десять, можно было прийти проведать и вспомнить.

Что для тебя вообще Традиция? Считаешь ли ты, что главная задача – это максимальное её сохранение в таком виде, в котором она существовала тысячи лет назад, или ко всевозможным нововведениям следует относиться философски, считая их неотъемлемыми аспектами современного мира? И возможно ли достичь разумного компромисса между этими подходами?

— Мне сложно рассуждать на эту тему. Как я уже говорил, я не использую этот термин в отношении себя. То, что существовало тысячи лет назад, нам не является возможным даже знать с уверенностью, не то чтобы сохранить. А те крохи, что нам известны, мы, безусловно, с особой любовью обязаны хранить. Я очень хорошо отношусь к разнообразным нововведениям, если они не доходят до абсурда.

И последний традиционный вопрос про Асатру-движение. Как ты вообще оцениваешь его потенциал в СНГ? И какие перспективы развития, на твой взгляд, существуют в наших странах у язычников вообще и асатруа в частности?

— Асатру движение, безусловно, будет шириться и расти, от этого не уйти. Но пока мне, к сожалению, доводилось по большей части видеть только разногласия и конфликты внутри движения, и могу сказать, что на данный момент всё это больше похоже на какие-то кукольные шашни. Оценить перспективы для движения тоже не могу, но одно знаю точно: язычникам ничего не мешает оставаться язычниками вне зависимости от происходящего в обществе.

Александр, спасибо тебе огромное за то, что нашёл время для нашего журнала. Пусть боги подарят своё благословение тебе, твоей семье и твоей потрясающей работе.

— Спасибо. Удачи и добра вам и вашим читателям.

Источник: журнал «Северный Ветер».

Читайте также:

Интервью с Данилой Свартовым | Фонд Традиционных Религий
Приветствуем, Данила! Для начала, представься и расскажи о себе нашим читателям. - Приветствую всех читателей Svarte Aske! Меня зовут Данила Свартов, ...

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда