Фото: Theologia Paganorum

Theologia Paganorum — теология язычества или языческая теология.
Теологические чтения #11 об этосах должного поведения и аутентичном/неаутентичном бытии.

 

Приветствую, господа.

Сегодня мы говорим о должном. Должное можно осмыслять на двух уровнях: на уровне Богов и мироздания в целом и на уровне срединного мира людей. Хотя оба уровня взаимосвязаны и отражают друг друга.

В метафизическом смысле должное — это вселенский порядок, закон мироздания, по которому оно живет и куда оно следует. Например, индусы называют свою традицию Санатана Дхарма, где «дхарма» дословно означает Закон, Вселенский Закон. Есть близкий германский термин Вирд либо Рок, в современном славяно-русском язычестве больше известен термин Лад. Также есть латинское fidelis, означающее верность.

Должное — это предначертанный всему сущему и всем существам путь, порядок, ценности и поведение, то есть этос. При этом должное как таковое не означает жесткого предопределения, детального описания каждой секунды жизни мира и человека. Должное в некотором смысле близко понятию судьбы, но шире его. У людей может быть разная судьба и фактический жизненный путь, но они могут воплощать одно и то же предписанное должное.

Судьбу можно уподобить дороге и верстовым столбам на ней. Она не является четко и детально прописанной, по ней можно двигаться разными траекториями, но если человеку предписаны те или иные вехи, то он столкнется с ними и пройдет их так или иначе. Это выражается старой латинской поговоркой: послушных судьба ведет, а непослушных — тащит. К этому можно добавить, что послушных судьба и должное ведут не куда-то, а к самим себе, своему предназначению и самости.

Вопреки ошибочному мнению, человек не является tabula rasa, «чистым листом», но он от рождения обладает свойствами души. Платон учил, что души людей состоят из разных металлов и их пропорций, что определяет стремления и ценности людей, их принадлежность к сословию и этосу поведения. Это и есть одно из описаний должного: поддержание соответствующих внутренней природе души правил и порядков, установленных Богами и законами, такими как карма или доблесть, честь, род.

Для принятия должного как жизненного норматива, без которого человек вообще не мог оставаться и жить в общине или традиционном обществе, в период взросления мужчины и женщины проходили важнейший ритуал инициации. Слово «инициация» дословно означает «введение», то есть посвящение новых повзрослевших членов общества в их сословные занятия, объяснение им структуры иерархии на их новом этапе жизни, уяснение определенных культурных кодов и символов, а также необходимое переживание священного в ходе испытания. Как показал Мирча Элиаде, посвящение всегда описывается структурой умирания и оживания в новом качестве. Тот, кто не проходил посвящения, не обладал никаким должным и даже не считался человеком, членом рода, народа. Становился изгоем.

Опираясь на классическую триадическую структуру, которую описал Жорж Дюмезиль, мы можем в самых общих чертах выделить три основных вида должного.

Должное жреца, философа и поэта — выражение священного, передача мифов и традиции, вопрошание о Богах, духовное самопознание, наставничество, отправление жертвоприношений и проведение обрядов. В отдельных случаях — магия, знахарство, шаманские функции, прорицание и т. п.

Должное воина, князя, царя — война, сражения, экспансия, обращенность на смерть, власть, славу и добычу. Воинственные Боги и их режим бытия. Культ рода как культ династии.

Должное земледельцев, ремесленников — работа на земле, миролюбивость, ремесло, Боги Земли, аграрные быт и ценности. Культ рода как продолжение рода, бессмертие в роду, широкая семья помощников в работах.

Очевидно, что должное описывается максимально широко, и в рамках любого сословия можно выбрать множество путей, и даже один и тот же путь люди могут проходить по-разному, обладая разной судьбой, разной длиной нитей Норн и мерой счастливой доли. У некоторых народов эти режимы бытия и должного могут смешиваться, а сейчас в нашу эпоху мы живем среди людей, которые совсем утратили какие-либо представления о своей внутренней природе и должном. Мы живем в эпоху, когда всего этого нет.

Поэтому для современных языческих традиций актуальным является иной режим градации, иная система ориентации на должное. Здесь можно предложить последовать за главными мыслями философов традиционализма и той альтернативой, которую предлагает тантрическая иерархия духовного. Если человек как-то вовлечен и ангажирован в языческую традицию, если он внутренне тянется к священному, Богам, мифу и видит в этом не только конфессию или культуру, но свою глубинную идентичность, видит в этом себя, то его должное — следовать этому пути и укоренять себя, как дерево, именно в этой почве. Быть верным Богам и мифу в ситуации, когда все вокруг выстроено на противоположных социокультурных основаниях.

Мартин Хайдеггер предложил говорить о двух режимах, в которых человек может пребывать, экзистировать своё бытие в этом мире.

Первый режим — это режим аутентичного вот-здесь бытия, когда бытие в человеке выражается корректно, должным образом.

Второй режим — это режим, который он назвал das Man, что с немецкого можно перевести как безликий режим, режим «серой массы». В этом режиме человек утрачивает подлинность бытия и погрязает в суматохе, скуке и пучине рутинных бытовых дел, в профанной реальности дня.

Для последователей современных языческих традиций важно совершить переключение режима с das Man на аутентичное присутствие бытия. Хайдеггер предлагал размышлять о смерти (zum-Tode-sein), фундаментальном настроении скуки человечества, об экзистенциальном ужасе отчуждения.

Нам должно задумываться о том, почему мы так глубоко скучаем в этом мире, даже если мы заняты какими-то интересными вещами и развлечениями.

Нам должно задумываться о смерти, о том, как мы подходим к этому моменту, какой должна быть правильная смерть и дальнейший путь; задумываться о конце всего.

Нам должно задумываться о том, как именно Боги и священное могут проявлять себя в таких метафизически неблагоприятных условиях времени. Что можно сделать, чтобы научиться вновь их видеть и приглашать к своему очагу?

Возвращение Богов должен подготовить сам человек. Немецкие поэты и философы прозорливо заметили, что Боги — нежны и субтильны, а шум станков и суета людской повседневности отпугивают их своей грубостью и отчужденностью. Что там, где нет Богов, — там правят титаны.

В качестве резюме сказанному можно сформулировать один общий для всех язычников императив должного в наши дни: заколдовать мир вновь.

Читайте также:

Теологические чтения #10 о Богах и Едином
Theologia Paganorum - теология язычества или языческая теология. Теологические чтения #10 о Богах, Едином неоплатонизма и адвайта-монизме. Приветс...

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда