Биография, присланная респондентом

Родился 31 января 1965 г., в воскресенье, в 16 часов 50 минут в Хлюстинской больнице г. Калуги (городской роддом). Посещал детский сад № 37, затем детсад «Искорка» на ул. Циолковского. В 1972 г. поступил в среднюю школу № 6 на ул. Королёва. Окончил её в 1982 г. В сентябре 1982 г. поступил в 36 училище г. Калуги, откуда 26 апреля 1983 г. был призван в ряды Советской Армии, в Космические войска СССР. Прибыл в расположение в/ч 14174, в городе Колпашево Томской области, где и проходил службу в составе 6 роты до 20 июня 1985 г. После увольнения из рядов СА в сентябре 1985 г. поступил на работу в 7-ой цех завода «Аметист» производственного объединения «Гранат» по специальности «спекальщик твёрдофазных материалов» 2-го разряда. Затем работал сборщиком-настройщиком магнитных систем там же. С сентября 1987 г. учился на вечернем отделении КФ МВТУ (МГТУ) им. Баумана, закончил обучение в июне 1993 г., получив специальность инженера-механика сварочного производства. 29 июня 1990 г. женился. В октябре 1993 г. был избран старейшиной (главой) Калужской славянской общины. 7 марта 1994 г. родилась дочь Милена. В мае 1994 г. вышла моя первая книга (брошюра) «Именослов». В декабре 1994 г. уволился с предприятия и поступил на работу в Калужские художественно-производственные мастерские на должность директора. Проработал на этой должности до декабря 1996 г. и уволился. Остался без работы. Зарабатывал на жизнь непостоянными заработками, работая промышленным альпинистом в ООО «Виброзащита», в основном, на подрядах в г. Суворов, на Черепетской ГРЭС, а также на различных строительных объектах Калужской и Тульской областей, где требовались высотные работы. В 1997 г. был избран председателем (главой) Союза Славянских Общин. В 2002 г. поступил на работу в ООО «Стройгазмонтаж» на должность заместителя директора. С мая 2005 г. в ООО «Строймонтаж» на должности главного инженера. 12 октября 2005 г. развёлся с первой женой. 11 октября 2008 г. женился во второй раз. В июле 2011 г. не стал переизбираться на должность Главы Союза Славянских Общин, оставшись главой калужской славянской общины. В декабре 2011 г. построил дом и переселился в него 1 августа 2012 г. До того времени не было своего жилья. Жил либо в общежитии, либо у родителей, либо на съёмной квартире. В октябре 2014 г. родились дети – два сына, Станислав и Ярослав, двойняшки.

Что такое «язычество» в Вашем понимании?

Для меня это, конечно, больше мировоззрение, мироощущение человека.

К какому направлению в современном язычестве Вы себя относите?

Родная вера. У нас же есть несколько направлений. Есть три основных направления в России. Люди, которых интересуют больше политика и антихристианство – это одно из направлений. Второе направление – это где людей интересует связь с космосом, Сириусом, с планетой Нибиру и прочими летающими тарелочками, их условно можно характеризовать новым термином, который я придумал, «шизотерия». Это люди, которые везде и во всем видят связь с космосом, с планетой Нибиру и т. д. Третье направление – это попытка восстановить мировоззрение наших предков, приспособленное под современные условия, это родная вера. Язычество, понятно, неоднородно, оно и раньше было неоднородным, и оно менялось. Если мы посмотрим на Японию, там и буддизм влиял, и христианство влияло, но тем не менее Синто – путь богов – остался.

В какой религиозной общине Вы состоите (название религиозной организации, её численность, социальный и возрастной состав)?

Калужская славянская община, состою с 1993 г. От 18–20 лет общинники приходят. Самому старшему, например, Радимиру, за 60 лет. Состав всякий, а численность невозможно сказать, потому что мы не ведём строгого учёта. У нас есть десять человек, которые нужны для регистрации, остальные люди ходят, приходят, что-то помогают, на праздники храм красят, мы большего от них и не требуем, никаких десятин и взносов.

Является ли ваша община членом какого-либо религиозного союза?

Разумеется, Калужская община одна из основателей Союза славянских общин славянской родной веры.

Связана ли ваша община с какими-то другими языческими организациями в Европе?

Калужская сама по себе, нет, но Союз славянских общин безусловно поддерживает связь с другими организациями зарубежья. Здесь, на празднике, Чехия присутствует.

 С немцами из Саксонии, их организация, по-моему, существует с 1904 г., я лично знаком со жрецом. С поляками поддерживали отношения, с Украиной, но сейчас уже нет и это было уже до Майдана. Мы с ними даже совместный календарь создавали, это Родовое огнище славянской родной веры.

Какие события повлияли на становление современного язычества?

Я могу только ответить за себя. Когда был маленьким ещё ребенком, в пять или шесть лет научился читать, и отец мне дал почитать Пушкина, «Песнь о вещем Олеге». Я прочитал там «волхвы не боятся могучих владык», этот сюжет, предсказывающий смерть коня, мне очень понравился. Я спросил у отца, где сейчас эти мудрые люди. Он ответил, что их уничтожили. «Как, кто?» – был мой удивленный вопрос. «Пришли христиане и уничтожили», – ответил отец. Мне стало как-то обидно, и я встал на сторону волхвов. Даже когда был пионером в школе, с бабушкой спорил, а она православная была. Многие люди в старости ударяются в веру. Я у неё спрашивал: «Бабушка, почему ты Иисусу Христу молишься, а не Даждьбогу?». «А я не знаю, кто это такой», – отвечала она. А я к тому времени уже знал, к 10–12 годам, кто такой Перун, Даждьбог. Читал художественные книги по такой тематике, «Русь изначальная», естественно. Поэтому, когда я в 1991 г. увидел объявление Вячеслава Пальмина в калужской газете «Калужские новости», о создании русско-языческой партии, очень заинтересовался и даже положил его в специальную папочку. Когда я поехал в Польшу и как-то гулял, ходил с другом на реку Вислу, я подумал, а почему, действительно, не создать русско-языческую партию? Сейчас всякие разные партии создаются – всё-таки это был 1991 г. Эта мысль у меня осталась, но потом учёба и так далее, и её пришлось отложить до 1993 г. А когда у нас началась история с Белым домом, я думал, что вообще дело дрянь в нашей стране, надо что-то делать.

Расскажите об истории становления общины.

В 1993 г., когда танки стреляли по Белому дому, я решил, что надо что-то делать, написал Вячеславу Пальмину письмо, о том, что хочу вступить в русско-языческую партию. Мы встретились с ним в сентябре 1993 г. на улице Салтыкова-Щедрина, около клуба «Кемз», поговорили. Я у него спросил, сколько людей в русско-языческой партии в Калуге, он ответил, что трое. Я сказал, что тоже хочу вступить и с этим надо что-то делать. Надо не партию создавать, так как напряжённая политическая обстановка, а религиозную организацию. Тогда здесь относительная свобода была, ходили и «Белая братия», «свидетели Иеговы» и многие другие.

Для привлечения людей начали писать статьи в газету – бывшую газету компартии «Знамя». Я туда написал статью и подписался: Вадим Казаков, Калужская славянская община.  Потом мы печатали на машинке объявления с призывом ко всем славянам вступать в Калужскую славянскую общину, это объявление у меня сохранилось, копия находится в архиве.

Объявления расклеивали на домах, на фасадах, есть даже фотография, где мы стоим – я, Пальмин и Игорь Алёхин, держим папочку с объявлениями и раздаём прохожим эти листовки, и рядом надпись на доме мелом: «Умрём за Хазбулатова!». Но самое интересное в том, когда мы расклеивали эти объявления, мы думали, что нас только трое или четверо не то что в России, но, может, и во всём мире, которые хотят воссоздать язычество. На самом деле, когда Вячеслав Пальмин купил в магазине книгу «Песни птицы Гамаюн. Русские веды» Асова, оказалось, что не мы одни такие. В издательских данных была надпись «Издано по заказу нижегородской языческой общины». Мы приободрились, начали искать людей, решили ехать в Москву, потом купили книгу «Славяно-горицкая борьба» Белова. Вячеслав Пальмин с книгой «Песни птицы Гамаюн» поехал на встречу с Беловым, там собирали бойцов, был 1993 г.  Белов взял эту книгу и сказал: «Можешь выбросить её». Для Пальмина это был, конечно, удар. Но кто-то из бойцов дал адрес Доброслава. Пальмин ему написал и поехал на праздник Купалы в 1994 г. Там он познакомился с другими соратниками, так оказалось, что мы во Вселенной не одиноки. Нас это очень сильно приободрило. К тому времени, когда Вячеслав Пальмин поехал в 1994 г. на Купалу, я уже создал календарь купаленский, и издал «Именослов», потому что когда у меня родилась дочь и я пошёл в ЗАГС, мне хотелось выбрать какое-нибудь славянское имя. В предоставленном мне сборнике имён – словаре Петровского, где было две с половиной тысячи имён, я не нашёл ничего подходящего. Там были замечательные имена – Брамс, Рахиль, исконно русское имя Иван, и я понял, что должен сам заняться этим вопросом. Тогда я издал свою первую брошюрку. Я работал в лаборатории на заводе «ООО Производственное объединение «Гранат», в седьмом цехе завода «Аметист» и, по совместительству, ещё был кладовщиком на полставки. Во время обеденного перерыва, когда не было людей, я сидел, обложившись книгами, и выписывал славянские имена. В мае у меня была издана эта брошюра, я потратил свои ваучеры на её издание. Так что мы уже были готовы и к 15 июня познакомились со славянской общиной в Обнинске, вернее, она называлась ведической общиной «Триглав». Богумил и Везнич были там волхвами.

Первый праздник, первое капище сделали 15 июня 1994 г. на территории спортивного лагеря «Сокол», на краю калужского города. А первый совместный общинный праздник Купала у нас прошел в 1994 г. на реке Воря. Я всех обязал сшить себе славянскую одежду. Двадцать пять человек были готовы выехать, выехали двадцать. Женщина, которая с нами ехала, влюбилась в машиниста и уехала с ним в Вязьму, вышла за него замуж, родила ребёнка. Что ж, видимо, судьба, Купала соединяет. Остальные вышли на станции Угрюмово и пошли по берегу реки Воря, с рюкзаками по 100 килограммов, палатками и прочим. Конечно, праздник был замечательный. Впервые люди одели славянскую одежду, закат, река, тишина, нет городского шума, по берегу кабаны ходят, утки плещутся, вода прозрачная, рыбы плавают! Мы сделали костёр огромный, как нам тогда казалось. Уже был готов сценарий праздника Купалы, всё провели по всем обрядам, принесли требы, водили хоровод. Конечно, впечатления были самые положительные, такой был подъём, просто неописуемый! Мы решили, что мы на правильном пути и надо двигаться дальше. Потом приехал Вячеслав Пальмин от Доброслава, привёз адреса соратников Озара Ворона (Прозорова Льва Рудольфовича из Ижевска), ещё других из Кирова. Мы начали с ними списываться. В 1994 г. была только почта, конверты и телефонные звонки. Телефона у меня не было, я жил в общежитии, поэтому приходилось бегать звонить по междугороду с автоматов. В основном писали письма. У меня остались просто мешки с письмами, своего рода SMS-ки. Писать приходилось каждому, ты же не сможешь скопировать письмо одному, второму, каждому пишешь отдельно и получаешь от соратников письма. Вот несколько лет я и занимался этим писательством, связями.

Когда мы провели общий праздник, стало ясно, что одна община ничего не вытянет, надо объединять усилия.

Притчу про веник все знают, но к сожалению, она никого не учит. Общины в одиночку ничего не смогут сделать, поэтому надо было как-то объединяться. Мы стали приглашать людей из разных городов в Калугу. Мы не стали ни с кем ругаться, лезть на рожон – выстрелы из духового ружья по танкам никому не нужны. Поэтому здесь сложились довольно неплохие условия для возрождения славянского язычества. Как такового термина «родная вера» не существовало, он был введён 20 июня 1998 г. До этого назывались по-разному: язычники, славяне, ведисты.

Существует ли в Вашей общине иерархическая лестница (глава, верховный волхв, старейшина, князь, воевода и т. п.)? Если существует, то каковы основные функции «выборных» членов общины?

У нас есть официальные общинники, они участвуют в Вече общинников.

В Союзе славянских общин существует жреческая лестница, там 12 ступеней. По поводу общинников: есть два жреца – Велизар и я, которым люди доверяют приносить общественную жертву. Мы входим в Вече жрецов Союза славянских общин, которое утверждает новых общинных жрецов. В этом году у нас двое жрецов на посвящении из тамбовской общины «Жива» и новороссийской. Они будут проходить посвящение, их утвердят жрецами, они ответят на вопросы, их нарекут тайными жреческими именами, которые будут знать только те, кто нарекает. Они имеют свою обрядовую одежду, отличную от других.

Кстати, облачения образца 2011 г. уже не используется. Сейчас жреческим советом Союза славянских общин введено новое облачение. Такая серенькая одежда с обшлагами, более приспособленная к проведению ритуалов, в отличие от белой.

Перечислите и охарактеризуйте основные источники (священные тексты) по язычеству используемые в Вашей общине. Ваше отношение к «Велесовой книге».

Калужская община – одна из основавших Союз, поэтому выделять что-то своё нет необходимости, все тексты складываются в общую жреческую копилку. Некоторые жрецы пользуются «Велесовой книгой», причём не все, лично я и Союз считаем, что «Велесова книга» – фальсификат-полуфабрикат. То есть там подлинников меньше, фальшивок больше. Если условно поделить, то проза, которая там присутствует, скорее всего, фальшивка, которая была создана на основе гимнов богам. Во-первых, нет ни одного профессионального перевода – люди открывают, смотрят эту прозу и видят, что это действительно фальсификат. Если бы они посмотрели на те места, где идут славления богам, то они удивились бы некоторым вещам. Допустим, Симаргл считается богом огня в «Велесовой книге», а академик Рыбаков считал, что это подземная собака. В конце концов вышел сборник «Мифы и магия индоевропейцев» в двух томах. Там всё-таки признали, что Симаргл – это семиголов, связанный с огнём, а не собака. Можно много приводить примеров, когда то, что было написано в «Велесовой книге», сейчас подтверждается исследованиями. Поэтому я не хотел бы вместе с грязной водой выплескивать и ребёнка, и полностью от неё отказываться. Мы пользуемся этими текстами, в которых ясно прослеживается речитатив гимнов, и рифма должна там присутствовать. Затем идут славления из заговоров, допустим, «Батюшка ты Иерогон» – это подлинник славления огнём, идёт в эту же копилку.  Никто не запрещает создавать самим славления. В частности, два дня назад я сочинил славление Перуну и сегодня его прочитаю: «Над лесом дремучим, над дубом могучим / Ты появись к нам чёрною тучей, / Яростным ливнем, бурей ревучей / Ты освяти нас молнией жгучей. / Павшие в битвах, живущие ныне, / Вместе восславим грозное имя. / Слава Перуну!»

Вот источники, из которых складываются наши славления. В «Велесовом круге» в основном сами сочиняют, у них используется особый язык. У нас читается либо на русском, либо на языке «Велесовой книги», либо подлинный текст, который читается на старорусском, где могут быть разные окончания.

Есть ли в союзе (общине) свой календарь?

Да, при введении календаря я предложил ввести 14-тысячный год, но это отпало за ненадобностью. Сейчас у нас 2015 г. новой эры и церковью он привязывается к рождеству Христову. На самом деле к рождеству Христову он не имеет никакого отношения, но это довольно долгая календарная история по вопросам становления глобальной хронологии скалигеровской. По официальной версии это летоисчисление придумал монах Дионисий Малый через 525 лет после рождества Христова. Понятно, что день рождения был отнесён на день рождения Митры, 25 декабря. Эта хронология настолько на воде вилами писана, что мы не считаем зазорным пользоваться этой современной хронологией. Все хронологии придумывались людьми, как от сотворения мира, так и константинопольская эра, антиохийская, и египетский календарь. По моему мнению, они были придуманы в одно и то же время, в течение ста лет, и потом отнесены вглубь.

А к термину «неоязычество» как относитесь?

Как отношусь к этому термину? Приставка «нео» означает новое язычество, это придуманные имена богов, придуманные обряды, у нас этого нет. Я же не придумал имя Перун или Макошь, это придумали до меня. Говорят, что якобы новое язычество потеряло связь с традицией. Вы знаете, язычество – это не апостольская церковь. Если ты веришь в Перуна, то значит ты язычник. Тебе не нужно какое-то апостольское посвящение жрецам. Жрец, это человек, которому люди – общинники – доверили приносить общественную жертву, потому что свою частную каждый приносит сам. Его избрали, доверили и никакого благословления ему от кого-то не нужно. Хотя сейчас у нас складывается институт жречества, жреческого сословия. Потому что идёт новый этап развития, мы видим, что очень много, скажем так, отсебятины, которую люди хотят выдать за язычество. Вот эту отсебятину и можно назвать неоязычеством.

На Ваш взгляд, какая перспектива у славянского язычества?

Перспектива прекрасная. Мы видим, что идёт увеличение количества людей. Если всё это правильно организовать, и если у людей будет желание, и меньше будет слов, а больше дела, то перспектива стать полноценной религиозной конфессией у нас есть. Это является целью Союза славянских общин, но не значит, что мы будем против каких-то других конфессий. Язычество всегда было веротерпимым и во времена князя Игоря, согласно летописи, христиане клялись в церкви святого Ильи, язычники Перуну и Велесу, в общем, кто кому. Хочешь кланяться Перуну, хочешь Иисусу Христу – пожалуйста, твой выбор. Но когда «веротерпимое» христианство пришло к власти, оно всё это запретило. С одной стороны, их понять можно, этим же занимались и римские императоры. Был культ римских богов, все остальное как бы не имело места. Хотя они особо не запрещали разные культы, но официальным был культ римских богов, ты живёшь в Риме, поэтому будь добр уважать и исполнять. Здесь мы этого не имеем и в исламе этого не видим, к язычеству они очень плохо относятся.

Беседовала Екатерина Суровегина

Источник: Научный альманах Colloquium heptaplomeres, являющийся печатным органом научно-исследовательской лаборатории «Новые религиозные движения в современной России и странах Европы» при Мининском университете (г. Нижний Новгород).

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда