Фото: russian7.ru

Вспомнил я про одно старое видео, в котором диакон Андрей Кураев рассказывает какому-то недалекому неоязычнику удивительные истории про ранних славян, и, в частности, про подсеку. Теперь интересно было бы его разобрать, а за одно рассказать о некоторых аспектах раннеславянской археологии и истории.

Итак, что вкратце утверждал Кураев: среднерусские березовые рощи появились на заброшеных пашнях, это были подсечно-огневые пашни, только славяне занимались подсекой, другие же народы никогда не уничтожали свою среду обитания, значит эта среда — не родная сдля славян, а значит их их с их родины выгнали, после чего диакон с апломбом заявляет, что славяне — «слабаки» (а племена вятичей по Кураеву вообще даже не были славянами)
Понятно зачем Кураеву такие выводы — он считает, что пока славяне не стали христианами, они прятались по лесам, а когда стали христианами — создали Империю от Тихого океана до Балтийского моря.
Теперь разберем, подтверждается ли сказанное им научными данными;

Во-первых, Кураев сразу высказал широко распространенное заблуждение, что основным типом земледелия славян вплоть до Средневековья было подсечно-огневое: то есть часть лесного массива вырубалась и выжигалась, зола использовалась для удобрения почвы, которая бороновалась, после чего это место засеивалось, пока не истощалось.
Подсека как система проста, но не слишком продуктивна: распахивать землю не надо, достаточно бороновать, но земли с подсеки надолго хватать не будет, кроме того, вырубать слишком большие участки леса было бы трудно и нецелесообразно. Подсечные поля были небольшими и временными. Значит население, практикующее подсеку должно было быть довольно небольшим и поддерживать себя также охотой, скотоводством и собирательством.
Начнем с того, что основная территория этногенеза славян — лесостепное Поднепровье. На этой территории есть разные типы почв, самые плодородные из которых — лессы и черноземы, поблизости к которым и находились в массе своей раннеславянские селища. Черноземы — более чем избыточно плодородны для плотности населения того времени и без какой-либо золы. Более того, поселения ранних славянских культур — Киевской III-V вв., Колочинской, Пражской и Пеньковской культур V-VII обычно располагались на надпойменных террасах рек, которые здесь обычно свободны от лесных массивов. Наконец, с этих памятников хорошо известны наральники плугов провинциально-римского типа, характерного для всей варварской Европы, в то время как при подсеке пахать не нужно.

Реконструкция плуга римского времени. Скорее всего, плугами такой конструкции, возможно, в упрощенном виде, пахали и ранние славяне.

Серпы и начальники плугов провинциально-римского облика.

Все говорит о том, что доминирующей формой землепользования ранних славян было не подсечно-огневое, а пашенное земледелие, причем скорее всего двупольный перелог: распахивались попеременно два надпойменных участка, и пока один использовался, почва второго восстанавливала плодородность.
Имеет смысл подсека в лесной зоне, многие, особенно северные, территории которой характеризуются обширными сосновыми лесами на супесях и суглинках — хорошо горящим деревом на трагически неплодородной почве. Однако вплоть до славянской колонизации этих мест в эпоху Великого Переселения Народов эти земли населяли народы Лесного Мира: восточнобалтские и финно-угорские племена, и для этой территории подсечно-огневое земледелие было традиционной формой землепользования еще со времен неолита.
От автохтонного населения первые славянские колонисты лесной зоны, скорее всего, и переняли подсеку как фактически единственный доступный способ прокормиться на таком ландшафте, и доминировала она только среди северных славянских культур: Псковских и Смоленских длинных курганов ~V-IX вв. и Сопок VII-IX вв. Основной массой культурных групп славян Римского времени, эпохи Великого Переселения и Средневековья подсечно-огневое земледелие конечно время от времени практиковалось, но все же не играло какой-то значимой роли.
Ну и конечно не только славяне «уничтожали свою среду обитания», помимо древних народов севера Русской равнины подсекой занималось огромное число раннеземледельческих народов Америки, Африки, Европы и Азии. Подсека до сих пор используется в некоторых частях земного шара, например, в Финляндии.

Kaskenpoltto — традиционное финское подсечное-огневое земледелие.

Во-вторых, согласно палеоэкологическим исследованиям раннеславянских памятников (в частности на селище Куриловка-2, рядом с которым был обнаружен Куриловский клад VII в.), антропогенный сигнал даже на небольшом отдалении от поселений очень слаб, в то время как на них самих он довольно значителен — что говорит о том, что ситуация обстоит не как ее описал Кураев, а с точностью до наоборот: славяне не разрушали среду своего обитания, а как раз обращались с ней довольно бережно, органично встраиваясь в окружающую среду и оставляя большую часть ландшафта вокруг своих поселений практически в первозданном виде.

Читайте также:

Евгений Харитонов: Логос Макоши
МАТЕРИ МАКОШЬ! О ВЕЛИКАЯ БОГИНЯ СОПРЯДАЮЩАЯ НИТИ СУДЕБ УСЛЫШЬ НАС ДЕТЕЙ ТВОИХ ВЗЫВАЮЩИХ К ТЕБЕ! ГОЙ-МА! СЛАВА! ХВАЛА ТЕБЕ О ВЕЛИКАЯ МАТЬ ВСЕГО СУЩ...

В-третьих, в эпоху Великого Переселения (язычники) славяне успели:
— расширить свои земли от небольших территорий лесостепного Поднепровья до всей Восточной и Центральной Европы.
— колонизировать и ассимилировать племена восточных балтов, финно-угров, гето-даков, иллирийцев и других народов.
— прорвать Дунайский лимес (христианской) Византийской империи, взять штурмом Афины и Коринф, несколько раз осадить Царьград и расселиться по всему Балканскому полуострову + острову Крит и некоторым регионам Малой Азии. Что ни говори, а захватить у Византии фактически весь Балканский полуостров, ядро и колыбель античной цивилизации — это все-таки не «бани пожечь и помидоры подавить»
— успешно противостоять походам (христианской) империи Франков на свои земли в Поэльбье.
Это как раз тот эпизод Великого Переселения Народов, который В.В Седов в своих книгах называл «Великой славянской миграцией», которая отразилась и на многих церковных памятниках, например, «Чудесах святого Димитрия Солунского», повествующем о штурме славянами города Солунь (совр. Фессалоники). Вряд ли Кураев не знает про это. Как, учитывая вышеперечисленные события, можно называть славянские племена «слабаками»?

Территория расселения славян в II-IV вв.

Территория расселения славян в VIII в., после событий Великого Переселения Народов.

Славянское вторжение на Балканы в V-VI вв.

В-четвертых, племена вятичей, которых Кураев не считает за славян, большинством исследователей отождествляются с Верхнеокоской группой памятников Роменско-Борщевской культуры VIII-X вв (или с Борщевский культурой, если их разделять). И здесь в словах Кураева, все же, есть небольшая доля правды — эта территория до славянской экспансии была населена восточнобалтскими племенами Мощинской культуры (часто соотносимых с этнонимом галинды/голядь). Тем не менее, судя по размерам и числу поселений верхнеокской группы, пришельцев-славян должно было быть заметно больше, чем автохтонных племен. Сам этноним «Вятичи» безусловно славянский и происходит, по видимому, от имени Вятко, деминутива от имени Вячеслав.

Материальная культура Роменско-борщевских племен VIII — X вв. Обратите внимания на наральник для плуга.

В-пятых, утверждение Кураева о том, что единый русский народ был сформирован христианством — это очевидная манипуляция. Археологические данные свидетельствуют, что славянские археологические культуры начинают объединяться в единую Древнерусскую культуру в X веке, и важнейшей ее отличительной чертой является единый погребальный обряд — курганные трупоположения, языческие по своему характеру погребения, абсолютно доминирующие на территории Древней Руси вплоть до XIII в. И это вполне логично, учитывая что эти люди находились под единой властью русских князей уже больше века.
Вполне очевидно, что принятие христианства — не причина, а отдельный эпизод и следствие образования древнерусской народности, не говоря о том, что ни о какой христианизации широких масс русских в домонгольское время не может идти и речи.

Курганы вятичей территории современного парка Царицыно в Москве сооружались с X вплоть до XIV в.

Таким образом, эта точка зрения Кураева о «слабаках»-славянах, прятавшихся в лесах, которые они сжигали, и которых все били, пока они не приняли христианство — всецело ангажированая и интеллектуально нечестная позиция, не подтверждающаяся никакими научными данными, не говоря уже о ее неприятном проповедническом пыле, с которым Кураев поносит своих же предков. Тем не менее, именно на разборе такого рода заблуждений удобно в развлекательной форме подавать информацию, что я, собственно, и сделал.

Иван Образцов

Читайте также:

Обязан ли язычник интересоваться историей
Натолкнула меня на эту мысль фраза, случайно брошенная одним из участников некоего, достаточно крупного чата в телеграмме. Звучала она примерно так: «...

Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда