Фото: Сообщество «Славянские и скандинавские татуировки»

Наличие традиционных славянских татуировок в дохристианский период нигде не зафиксировано и не имеет подтверждения. Равно как и опровержения. Если проще, то говорить о татуировке серьёзно вроде как не имеет особого смысла. В скандинавской традиции вроде бы та же ситуация. Вспоминаю, как один мой знакомый, впервые побывавший на массовом неоязыческом празднике, был удивлён огромному количеству татуированных людей обоего пола. Короче, языческая татуировка у славян — это нетрадиционно. Но считаю, что она всё же имеет место быть.

Мысль эту основываю вот на чём. Татуировка — это и есть язычество. Далее эта мысль будет сквозит в тексте постоянно. Не стану касаться вопроса культурных заимствований и межэтнических связей разного рода. Просто татуировка и вообще модификации тела — это большая часть целого этапа развития человечества.

Читайте также:

Азбука против «Буквицы» | Фонд Традиционных Религий
Приходится констатировать, что в определённой части языческого сообщества всё-ещё имеет хождение вариант якобы древней славянской азбуки в составе 49 ...

Татуировка в принципе древнее самого язычества, она родом из неолита, из шаманизма и не всегда может иметь точную привязку к какой-либо традиции. Язычество наследовало элементы шаманизма, одним из этих элементов была в том числе и татуировка. Рисунок на теле отсылает сознание человека даже глуюже, чем язычество, во времена охотничества и собирательства. Отчасти татуировка — это та архаика, которую многие родноверы стесняются, неприемлят, от которой хотят отвернуться, как от чего-то слишком далёкого и первобытного, дикарского, не ведического и не славяно-арийского в общем). Даже на теле «ледяного человека» Этци, мумии обнаруженной в Альпах, имеется 57 примитивно нанесённых татуировок. А возраст мумии составляет 5300 лет. И это Европа, а не какая-нибудь банановая республика. И очень маловероятно, что подобное — редкая случайность. Татуировка — один из аспектов язычества в принципе, это и есть ритуал, инициация, символ принадлежности, общности, оберег. Такой же как народный танец, музыка, употребление тех или иных изменяющих сознание веществ, украшения и т.д.

Вспомните, как многие советские граждане воспринимали людей с тату, как имеющих отношение к криминальном миру. Ещё бытует мнение, что татуировка — это «клеймо раба». Клеймо, но «раба божьего» в собственной голове, мировоззрения поздних авраамическим религий о том, что татуировка — это плохо. И даже то, что со временем татуировока перекочевала в криминальную среду, армию, морское дело и субкультуры говорит о её именно ритуальной, инициативной, посвященческой роли. Это среды, где многое по-прежнему табуировано, исполнено суеверий, рисков, опасностей и требует определенных человеческих качеств. Татуировка демонстрировала «своим» и «чужим» всё основное, что стоило знать о человеке.

Очень и очень многие народы традиционных верований абсолютно разных уголков мира практиковали и практикуют ритуальную татуировку. И почему современным славянам этого не делать? В плане архаики она более традиционна, чем многое, что сейчас принято считать славянским. В неоязычестве татуировка тоже может быть личной или общественно-статусной. Нести информацию о человеке, быть отражением его духовного мира в мире материальном, частью его личного посвящения, клятвы, статуса, свершения, заслуги. Она же и оберег. Она же языческая геральдика — символ рода.

О татуировке можно рассуждать долго.
Как только человек начал рисовать, он увидел в этом магию. Разрисовал всё вокруг, в том числе и себя. Как только он понял, что рисунок можно запечатлеть на теле пожизненно — он это сделал. Везде. Во всех частях света. И везде татуировка стала либо обязательной и важной частью ритуала, либо наоборот — чем-то запретным, табуированным. Например, потому что недруги из соседнего племени их носят. Христианство потому и запрещало и не одобряло всевозможные модификации тела, что это — язычество. Хотя и в христианской среде без татуированных не обошлось. Если подумать, что символы, знаки и орнаменты могут быть на одежде, керамике, предметах быта, оружии, и на жилищах, то почему человеку племени не иметь их на теле!? Это же норма для мифологического сознания в принципе.

Читайте также:

Традис: кратко о подлинности | Фонд Традиционных Религий
Если вам говорят, что современное германо-скандинавское язычество ― оккультный новодел... ...Что нет надёжных сведений, во что и как древние язычники ...

Дело, как мне кажется, снова не в самом древнем культурном явлении — татуировке. Дело в нас, современных людях. И в христианском мышлении и морали, внушившем нам, что татуировка — это зло. На словах — мы все язычники, а татуировка в этом смысле — несмываемая печать — подтверждение верности богам, предкам, племени. У нас же до сих пор обряд имянаречения меньше значит и времени на подготовку занимает, чем поход в тату-салон за бабочкой на поясницу).

Другое дело, что сама суть, ритуальность татуировки осталась сейчас во многом за гранью человеческого понимания. Молодые люди стали наносить рисунки на тело потому, что красиво, модно, «охота чё-та», «хочу как у того-то», словом — от нечего делать. Не символ стал отмечать событие, а сам символ сделался событием. Человек 21-го века окончательно превратил ритуал в моду, хайп, стиль. Как формальной стала вера в бога\богов, так и татуировка стала формальной данью моде и красоте. Люди ощущают внутреннюю потребность, но утратили мифологическое обоснование. Вот и получается — «на эту и на ту набью себе тату» без смысла, но стильно же! Заметьте, что в сообществах, где татуировка действительно не утратила смысл, ранг и статус, само изображение сохранило архаичную графичность, простоту, символизм. И даже у тех, кто татуируется «просто, чтоб красиво было» всё же иногда сквозит подобие древних племенных мотивов — узоры, животные, растительность, орнаменты. Татуировка — это всё же язычество. Просто ставшее видом современного искусства, а потом и модным трендом. Так же как употребление изменяющих сознание веществ стало наркозависимостью и алкоголизмом. Как экстатические пляски под бубны в отблесках костра стали молодежными дискотеками.

Неоязычеству не хватает именно инаковости мировосприятия, мифа, архаики, характера и самобытности татуировки. Картинки стали красивые объемные, модные, но бессмысленные. Оскаленные морды волков и медведей, бородатые витязи или хмурые волхвы, идолы, свастики всякие, драккары, топоры, мечи, шлема — всё поразительно реалистичное, объемное, детальное, воинственное и величественное, как само родноверие). Забейте в поисковике «языческая татуировка» — сами увидите. Язычество же — это орнамент, иносказательность, интуиция, символизм, сакральность, словом — шифр и тайна что ли.

На мой взгляд, языческая татуировка должна вызывать не восхищение работой мастера, а либо понятийность у своих, либо нечто личное. Быть графичной, нести именно узнаваемую славянскую этнику. Быть отголоском анимизма, тотемизма, нести в себе зооморфную, антропоморфную или растительную орнаментацию. Изображения богов, людей, животных, явления должны нести схематичный, но понятный, сакральный элемент. Если язычество стремится к традиционности и идентичности, то рисунок татуировки должен идти от реализма к архаизму. Не нужно на себе копировать стилистику картин художников-славянистов. Никому же не приходит в голову набить себе «Утро в сосновом бору» Шишкина (с медведями же!) или «Трёх богатырей» Васнецова. Суть вовсе не в красоте изображения. Но тяга зататуироваться у неоязычников осталась. На мой взгляд это вполне нормально. Татуировка относит человека даже не к Руси, а к самым далёком истокам, к племенному сознанию.

Читайте также:

Обязан ли язычник интересоваться историей | Фонд Традиционных Религий
Натолкнула меня на эту мысль фраза, случайно брошенная одним из участников некоего, достаточно крупного чата в телеграмме. Звучала она примерно так: «...

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда