Фото: Реком. gwc-planet.ru

В самом конце июля в Северной Осетии вспыхнул конфликт между православными верующими и сторонниками традиционной осетинской религии.

Формальным поводом стали жалобы анонимной группы православных христиан о якобы имеющихся притеснениях со стороны властей республики и общественности, которые отдают приоритет своей родной традиции. В открытом письме на имя архиепископа Владикавказского и Аланского Леонида перечисляются претензии православных общественников к парламенту Северной Осетии, а также заявляются претензии права владения культовыми для осетинской традиции местами.

Открытое письмо православных Северной Осетии (орфография и пунктуация сохранены)

Обращение православной общественности к Архиепископу Владикавказскому и Аланскому, Леониду.

Во имя Отцам и Сына и Святого Духа.

Мы, православные граждане Осетии, с большим возмущением восприняли богохульные высказывания члена Молодежного парламента республики Северная Осетия — Алания Романа Габараева, опубликованные на его странице в социальной сети Фейсбук после проведения во Владикавказе традиционного крестного хода в день памяти царственных страстотерпцев 17 июля.

Регулярные оскорбления в адрес православных христиан в осетинском сегменте интернета не являются новостью. Атака на православное духовенство и верующих идет по возрастающей все последние годы. Однако впервые в столь кощунственной форме свое мнение о святынях и торжествах Русской Православной Церкви публично высказал представитель околовластной структуры. По причине религиозной ненависти он призвал изгнать из Осетии всех исповедующих православие. Возникает вопрос, по какому принципу сегодня в Молодежный парламент отбираются люди, призванные защищать интересы граждан Осетии. Или православные не являются частью осетинского народа?

Долготерпение является в христианстве одной из главных добродетелей. «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, не превозносится», — говорит апостол. Длительное время наблюдая действия властных структур, общественных организаций и групп лиц, враждебно относящихся к православию и Православной Церкви, в первую очередь, оскорбительные и экстремистские высказывания в СМИ, захват святых мест, исторически являющихся объектами массового поклонения православных христиан, откровенную фальсификацию исторических фактов, духовенство и духовно опытные миряне призывали церковный народ к долготерпению во имя мира на земле Осетии, наставляли молиться о вразумлении наших братьев, омраченных ненавистью.

Однако, долготерпение имеет пределы, если дело касается защиты веры и Родины. Мы, православные жители Алании заявляем, что в течение нескольких последних лет в республике с молчаливого одобрения властей происходит жесткое давление на Православную Церковь и православных христиан. По сути,осуществляется рейдерский захват древнего христианского наследия на идеологическом и материальном уровне. Более того, мы считаем, что дискриминация в отношении христиан связана с идейными установками руководства республики Северная Осетия-Алания, которые оно формально прикрывает заявлениями о важности празднования 1100 летия крещения Алании.

Дискриминация православной части общества в течение последних трех лет выражается в следующих фактах и тенденциях:

Закрытие для доступа христиан храма Пресвятой Богородицы в с.Хӕрисджын, где 600 лет хранилась величайшая святыня Алании и всего христианского Кавказа, Моздокская икона Божией Матери. Храм был осквернен, иконы и памятная доска, свидетельствующая о христианской принадлежности святого места, выброшены в пропасть. «Реставрационные изыскания» были проведены Комитетом по охране и использованию объектов культурного наследия РСО-Алания и местной организацией традиционной религии осетин. Из «Мады Майрӕмы дзуар» храм переименован в «Уӕлӕмӕсыг Майрӕмы дзуар».

Переименование в официальных документах и сообщениях сооружений, прежде носивших название храмов. Так в документе того же Комитета «Объекты культурного наследия Федерального значения на 1.04.2019» Дзивгисская церковь во имя Георгия Победоносца переименована в «Культовое здание».

Поддержка верховной властью республики исключительно «всеосетинского» совета «Стыр Ныхас» и делегирование этой организации права единолично определять путь духовного развития осетинского народа, игнорируя мнение и опыт православно-христианской части общества, к коей, по оценкам официальных социологических служб, причисляет себя большинство жителей Осетии.

Показательно, что ни в основном «Стыр ныхасе», ни в его подразделениях, женском и молодежном, нет ни одного представителя Аланской и Владикавказской епархии – ни клирика, ни мирянина.

«Стыр ныхас», изначально созданный для защиты интересов и сохранения духовного и культурного наследия всего осетинского народа, по факту превратился в религиозную верхушку традиционалистов, группы, пытающейся сформулировать некие догматы «веры осетин», утверждая свое исключительное право истинного понимания традиций, общих для всего этноса.

Усиление антихристианской риторики в псевдонаучных кругах и СМИ.

Тиражирование в электронных и печатных СМИ ложной информации, утверждающей, что осетинские дзуары и чтимые святые не имеют никакого отношения к христианству, древних храмов в Осетии нет, это насильственно захваченные святилища-дзуары, а первые собственно христианские памятники на территории Осетии возвели лишь в 18 веке. Распространение ложной и агрессивной информации о насильственной христианизации осетин представителями царской администрации. Это при том, что слово дзуар означает крест, а «дзуары бын кувын» это буквально молиться под крестом, то есть в храме.

Приведя вновь созданное правительство к присяге в Роще Хетага республиканская власть и Стыр Ныхас стыдливо замалчивают тот факт, что Хетаг был преследуем сородичами за свою принадлежность к христианству. Именно так со слов старших записал предание о родоначальнике своей фамилии народный поэт Коста Хетагуров.

При попустительстве нынешней власти в контенте СМИ стало возможно неуважительное отношение и уничижительное толкование христианской части истории алан-осетин, тогда как все древние письменные источники свидетельствует, что расцвет Аланского царства приходится именно на эпоху христианизации Алании.

Мы также с большой тревогой наблюдаем за фактами оскорбительного отношения к великим сынам Осетии в связи с их принадлежностью к православно-христианской деноминации.

Разжигание религиозной розни в обществе, вплоть до того, что журналисты официальных СМИ, адепты «истинной веры», в своих материалах методично проводят черту между между «своей» и «несвоей» верой. Утверждается, что такие праздники как Куадзӕн (Пасха), Цыппурс (Рождество), Зӕрдӕвӕрӕн (Вознесение), Кӕрдӕгхӕссӕн (Троица) , Джеоргоба (осенний Георгий) не имеют отношения к христианству. За последние несколько лет «Стыр ныхас» перекроил

календарь народных праздников, сместив даты таким образом, чтобы праздники, имеющие явно церковное происхождение и всегда отмечавшиеся в дни церковных празднеств, оказались оторванными от церковного календаря.

Запрет для людей, исповедующих православие и носящих нательные кресты, посещать общенациональное святилище Рекомы дзуар. Запрет для православных посещать древний храм Георгия Победоносца в с.Дзивгис и храм Божией Матери в с. Хӕрисджын.

Появление экстремистских лозунгов типа «Кто принял христианство, тот перестал быть осетином», транслируемых активистами околовластных традиционалистских групп.

Игнорирование православной тематики в Плане мероприятий празднования 1100 летия крещения Алании. Комитет по проведению празднования, в который входят исключительно светские лица, не имеющие отношения к Православной Церкви, включил в план ремонт стадиона, реконструкцию калосборников, канализации и проведение турнира по вольной борьбе. Но не включены ни роспись кафедрального собора в центре Владикавказа, ни завершение строительства храма Александра Невского, ни поддержка православной гимназии и иных социальных проектов Церкви.

Мы считаем, что вышеперечисленные факты являются тревожными сигналами, свидетельствующими не только о нетерпимости, столь несвойственной традиционной осетинской культуре, но и о растущей деградации в сфере общественных отношений и образования. Мы с огромной тревогой наблюдаем за тем, как среди молодой части осетинского общества на волне «защиты национальных интересов» насаждаются идеи превосходства и ненависти к инакомыслящим. Мы опасаемся, что запущенные механизмы религиозной розни могут привести не только к открытой вражде в осетинском обществе, но и к усилению в Осетии антироссийских настроений.

Ведь уже сейчас в адрес православных все чаще раздаются обвинения в том, что они являются орудием русификации и ассимиляции осетинского этноса. Это при том, что именно Православная Церковь сыграла выдающуюся роль в просвещении горцев-осетин, создав на территории Осетии первые школы, училища, Ольгинскую женскую гимназию, наконец, Ардонскую духовную семинарию, из стен которой вышла первая осетинская интеллигенция. Русская Православная Церковь осуществляла проповедь на всем Кавказе, но только осетинский народ так органично воспринял ее проповедь, и только здесь она принесла столь обильные плоды. Излишне говорить, что это не могло быть случайностью или результатом насильственного обращения осетин в христианство, как то утверждают адепты уацдина.

Мы, православные граждане Осетии-Алании, обращаемся к Вам, Ваше Высокопреосвященство, как к нашему архипастырю и отцу, несущему ответственность перед Богом за паству на древней христианской земле Алании. Просим Вас принять незамедлительные меры для прекращения скрытого и явного экстремизма в отношении православных верующих. Требуем разобраться с запретом на посещение древних христианских святынь ( Хӕрисджыны Мад Майрӕм, Дзивгисы дзуар, Рекомы дзуар) людьми, исповедующими христианскую веру.

История уже знает периоды борьбы с Церковью. И свидетельствует об участи тех, кто с ней боролся. Это страшные судьбы богоборцев, ставших жертвой собственной ненависти. Да не попустит Бог нашим братьям и сестрам быть в их числе.

Справедливости ради стоит заметить, что экс-депутат молодежного парламента Северной Осетии Роман Габараев действительно позволили себе резкие реплики как реакцию на претензии верующих христиан, что немедленно привлекло внимание СМИ. Его слова приводит «КП»: «Вместе с Крестным ходом, вместе со своими иконами, попами, мощами и еще всякой [атрибутикой- ред.] пошли бы вы все вон [синоним — ред.] из Осетии!»

Но исторически осетины были настроены в отношении православных миссионеров нейтрально-равнодушно, о чем сообщает в своих записях офицер русской армии и осетинский писатель Сослан Темирханов:

«Ни православие византийское и грузинское, насаждаемые в средние века, ни мусульманство, приносимое с Востока и Севера, ни православие русское, насаждаемое полицейскими мерами, не укоренились в Осетии, и осетины по сию пору продолжают исповедовать веру своих предков, но не хотят быть смешными, как Дон-Кихот и не борются с ветряными мельницами. От того-то осетины не восставали и не восстают против смехотворной работы пришельцев, насильственно насаждавших свою религию.
<…>
По окончательном покорении осетин, царское правительство по плану святейшего Синода наслало в Осетию миссионеров, которые, не имея успеха в проповедовании православия, стали подарками приманивать детей и бедняков и явившихся к ним приписывали к православию. Дети, заинтересованные подарками, являлись массами, без ведома родителей, а бедняки, охотники легкой наживы, являлись по несколько раз, называя себя чужими именами. Помимо этого, миссионеры вносили в списки окрещенных и много таких людей, которые к ним вовсе не являлись».

Читайте также:

Как «крестили» Осетию: воспоминания офицера русской армии | Фонд Традиционных Религий
Материал, написанный известным осетинским писателем, публицистом, переводчиком, офицером русской армии Сосланом Темирхановым в далеком 1922 году. «Хот...

В свою очередь архиепископ Леонид подспудно давит на больную для Кавказа тему сепаратизма, увязывая существование православных приходов в Осетии с самим фактом нахождения республики в составе РФ. Это напрямую противоречит взвешенной и конструктивной позиции сторонников и активистов традиционной осетинской религиозности, которые выступают против реваншизма и национализма в отношении русских. Вот что об этом говорит осетинский активист возрождения традиционной религии Даурбек Макеев в одном из интервью:

«Для того что бы понять отношение осетин к русским и Российскому государству, достаточно обратить внимание на службу осетин этому государству.

Факт того что половина из призванных на ВОВ осетин не вернулось, а количество героев у нашего народа самое высокое на единицу населения, думаю тоже должен о чем то говорить. Среди осетин немало деятелей искусства, науки, военного дела посвятивших все свое творчество и силы процветанию Российского государства, причем во времена различных политических властей, и при царизме, и при советской власти, и при сегодняшней. Осетинский народ очень благодарный. Так в нашем районе есть село Черноярское, основанное горцами на землях дарованных царской властью. Представители этого села в благодарность власти, улучшившей их условия проживания, проявляли заметное рвение на государственной службе, оттуда происходят более 20 полковников, более 150 офицеров и свыше 60 георгиевских кавалеров, представители этого села были в личной охране царя Николая Второго».

Читайте также:

Интервью с Даурбеком Макеевым: традиция осетин | Фонд Традиционных Религий
Приветствую Вас, Даурбек! Пожалуйста, представьтесь нашему читателю. Добрый день! Называть меня писателем, наверное, будет не правильным. Писатель это...

Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН, религиовед Роман Лункин считает что конфликт между двумя конфессиями тлеет уже несколько лет.

«- Одно из главных обострений конфликта было еще в 2015 году. Причиной стало противостояние между православной епархией и частью осетинского национального движения, которое выступает за возрождение своей религии. Это своего рода осетинское язычество, — прокомментировал «КП» Лункин.

Эпицентром противостояния стал вопрос принадлежности священных рощ и святилищ осетин, которым местные традиционалисты хотят придать официальный статус и поместить под охрану государства. В свою очередь РПЦ хочет утвердить на этих местах свои храмы и поклонные кресты.

«- Язычники считают, что это языческое святилище, а православные — что это должно быть православным храмом. Были случаи, когда осетинские язычники срывали иконы и выбрасывали их. Они утверждают, что православная атрибутика в святилищах оскорбляет их веру.

Лункин замечает, что осетинское язычество несколько отличается от славянского. Если староверы появились в 90-е годы как «новое увлечение», то у осетин на тот момент связь с язычеством ещё не была потеряна».

Согласно официальной статистики министерства юстиции Северной Осетии, сторонников традиционных верований осетин в республике не менее 22,5%. Не поддаются точной классификации верующие, сочетающие в себе синкретические практики одновременного посещения храмов и совершения подношений духам, но с учетом такого народного двоеверия общий процент будет безусловно выше. И традиция в Осетии действительно никогда не прерывалась, поэтому священники никак не могут разыграть частую пропагандистскую карту об «искусственно созданной традиции» или симулякре. Традиция осетин древняя и аутентичная на этих землях, её придерживается четверть населения и она пропитывает всю культуру народа, поэтому её приоритет кажется вполне логичным. В ответ на письмо анонимных православных было опубликовано ответное воззвание со стороны осетин с разоблачением одного из возможных его авторов. Согласно тексту, в конфликт уже вовлечено несколько официально зарегистрированных религиозных организаций традиционной веры осетин.

Комментарий к анонимному письму и аргументам блогера З. Фарниева (орфография и пунктуация сохранены)

Новый дин, старый дин… святилища, часовни…

«Ширше» надо смотреть, и «ширее» … а в данном случае, глубже.

Аргументация «независимого» журналиста Фарниева З. выдает в нем, на наш взгляд, соавтора (минимум рецензента) знаменитого «письма православной общественности».

Соответственно, и аргументы и позиция такие же.

Но это лирика. Есть текст и по нему по пунктам:

1) По заявителю. То, что Фарниеву какая-то организация («Ирон дины ныхас») неизвестна неудивительно. Мы тоже такую не нашли. Поспрашивав немного, выяснили, что это на деле незарегистрированное объединение 6 Местных религиозных организаций традиционных верований осетин во главе с Р. Кайтуковым (это руководитель одной из 6 организаций под названием «Уæллæг Ир»). Причину отсутствия госрегистрации нам пояснили как «есть особенности законодательства, которые пока не позволяют этого сделать). Но все 6 организаций зарегистрированы в Минюсте РФ как «местные религиозные организации традиционных верований осетин».
Так что Фарниев, по закону такая религия существует, даже если кто-то ее очень сильно не хочет признавать. При этом первая организация (моздокская) была зарегистрирована еще в 2009 году.
2) По дискриминационной политике. Тут не согласимся. Если людей, относящих себя к «традиционным верованиям осетин» (так у Минюста) довольно значительное количество, то их интересы должны учитываться государством. А согласно официальному сайту Миннаца РСО-Алания, к таковым относят себя минимум 22,5 % населения республики.
Это при том, что среди тех, кто записан в паству РПЦ огромное количество т.н. синкретистов – смешанных в убеждениях. При этом, представителей ислама в 2 раза меньше! Пусть 22,5 %. Где учет интересов четверти населения? Где их представительство в различных советах при госорганах, где защита от посягательств на их интересы со стороны той же РПЦ, к которой эти святилища отношения точно не имеют, даже если вдруг они оказываются христианскими?

3) Харисджин. Мады Майрам. Плиту разбили те или эти. Мотивы были и у тех, и у других. Одних возможно крест раздражал на ней и надписи церковные, других фамилии местных жителей, прямые потомки которых сегодня там не хотят видеть РПЦ. Но это работа следственных органов. Плита часть культурного наследия. Надо наказывать мудаков, «арийцы» они, «ассуры» или в рясах ходят… Не суть. Наказывать. По закону!
Плита эта и надписи на ней ни о чем. 1900 год — это не срок спора о принадлежности объекта. В 1900 году в Осетии уже практически безраздельная монополия церкви. Плита это только подтверждала. В чем спор?

Но ближе к жителям Харисджина и близлежащих сел, которых Фарниев отнес к тем, кто воспринимает дзуар как православную часовню. А вот тут Вы, уважаемый (ли?) Фарниев, жестоко ошибаетесь.
Пару лет назад жители Куртатинского ущелья собрали около 1700 подписей с просьбой защитить их святилища (Мады Майрам, Дзири, Дзывгъисы Уастырджи) от посягательств церковников и с просьбой убрать т.н. Кровавый крест, возведенный З. Макиевым на Кадаргаване вопреки мнению местного населения. 1700 человек. Практически все ущелье!

Теперь, внимание!

Из 6 упомянутых выше организаций традиционных верований осетин 2 зарегистрированны именно в Куртатинском ущелье. Первая в с. Лац с названием МРО ТВО «Община святилища Майрама верхней башни (Цаззиу)» (Цъаззиу уаламасыг Майрамы дзуары къорд) (руководитель Цгоев К.В.) и вторая МРО ТВО «Дзивгис» (Дзывгъис) (Руководитель – Елканов К.Т.). Все учредители и участники – жители ущелья, носители куртатинских фамилий местных.
Наименования организаций не совпадение. Мы созвонились со знакомым в В. Фиагдоне. Ответ – «…у нас никогда не было потребности в каких-либо организациях пока здесь этот монастырь не появился… Это вынужденная регистрации таких организаций для защиты прав местных жителей. Мах нæ дзуæрттæм нæ фыдæлтæ нын цы *гъдау ныууагътой уымæ кувæм ныр дæр! Ма нæм бырæд сауджынтæ дæр, æмæ горæтаг зондамонджытæ дæр, мах кувын ахуыр кæнын нæ хъæуы! Нæ фыдæлтæ нæ сахуыр кодтой!».

4) Насчет термина «уацдин..». Чушь конечно. Термин, придуманный проф. Камболовым Т.Т. не прижился и скорее всего не приживется. Им «традиционалистов» называют, как правило, церковники и их сторонники. «Ирон дин» встречается чаще, но наиболее часто говорят вот как наш знакомый с В. Фиагдона «…мах Ирон Æгъдауыл хæст стæм». Вне зависимости от наличия конкретного наименования, люди имеют право на собственные убеждения. Бесспорно. И их в Осетии много. Тоже, бесспорно. Возможно даже большинство.
5) Насчет закрытия доступа. Тот же источник. «Мы никому никогда не запрещали и не запрещаем приходить в святилища. Что на Уаламасыг, что на Дзывгъис. Но ходить туда полуголыми, в шортах, жарить там шашлыки из свинины, спиливать двери на найфате болгаркой и заносить туда иконы и свечки, цветы, посуду пластиковую оставлять, мусор не позволим! Это святилище! Внутрь заходит только дзуарылæг и только в дзуарыбон.
Приходите со своими тремя пирогами, поднимайтесь наверх, помолитесь спокойно и никто вам слова не скажет.
Нас же с тремя пирогами в монастырь не запустили. Хотели мы там возле башни Гусовых кусарт сделать, так Стефан (настоятель монастыря — ред.) близко не подпустил. У каждого свои обычаи. У нас от предков вот такие. Мы здесь не на отдыхе, мы здесь живем. Надо с уважением относится.».
6) Да, есть простой нюанс во всем этом. Люди в Куртатинском ущелье живут там веками и каждый день. Они там не дачники. Это их места поклонения многие поколения. Они не считают себя христианами. В Куртатинском ущелье нет ни одного дзуара, посвященного Иисусу Христу! Они не верят в Иисуса Христа как сына Божьего. И не собираются начинать в него верить. У них есть на это полное право. Они точно осетины. В Осетии. И вера осетинская у них. Новая.. старая…. Это их вера. Это наша вера.
7) Да, Фарниев, православный из тебя тоже не очень. С этим согласны. Но, в данном случае, те, кого ты назвал «ирондиновцы» (практически все ущелье) безусловно правы.
И морально, и исторически и, более того, по закону.
У РПЦ нет ни одного документа ни на Дзывгъис, ни на Мады Майрам. И не может быть.

Источник: группа IRON ACCENT в Facebook

Осетинские общественники и публицисты также видят в разгоревшемся конфликте воплощение политических технологий по смене власти в республике. Религиозный вопрос, согласно Алану Мамиеву, используется как «рычаг для снятия руководства», а архиепископ Леонид в этой партии выступает исполнителем. Но игнорирование традиционных ценностей и этнической специфики при реализации сценария подталкивает ситуацию к совсем противоположным результатам.

Особо отметим следующий пункт из письма анонимной группы православных: «Игнорирование православной тематики в Плане мероприятий празднования 1100 летия крещения Алании. Комитет по проведению празднования, в который входят исключительно светские лица, не имеющие отношения к Православной Церкви, включил в план ремонт стадиона, реконструкцию калосборников, канализации и проведение турнира по вольной борьбе. Но не включены ни роспись кафедрального собора в центре Владикавказа, ни завершение строительства храма Александра Невского, ни поддержка православной гимназии и иных социальных проектов Церкви.»

По сообщениям Telegram-каналов, именно желание властей распределить «праздничный» бюджет не в пользу Церкви, а в пользу реставрации социально значимых объектов, коммунальной инфраструктуры и на проведение массовых мероприятий, и стало решающим фактором возмущения архиепископа Леонида и триггером к раскрутке конфликта, где экономические интересы Русской Православной Церкви сплелись с политическими и миссионерскими амбициями в издревле чувствительном к конфликтам регионе. В итоге неумелые действия клириков, чья тактика запускать лозунги, слухи и доносы с помощью «анонимных групп» или «православных активистов» широко известна от Москвы до Сибири, привели к ожесточению противостояния, которое рискует стать проблемой федерального масштаба и привести к дисбалансу элит и интересов в регионе.

В свою очередь представители официально зарегистрированных религиозных организаций традиционной осетинской веры призывают власти к конструктивному диалогу и снижению градуса конфликта, показывая своим оппонентам достойный пример.

Читайте также:

Открытое обращение председателю РСО-Алания Тускаеву Т. Р. от «Совета организаций осетинской религии» Ирон дины Ныхас | Фонд Традиционных Религий
Республикæ Цæгат Ирыстон-Алани Республика Северная Осетия-Алания Общеосетинская организация «Совет организаций осетинской религии» Ирон дины Ныхас ___...

Читайте также:

Интервью с Хетагом Моргоевым | Фонд Традиционных Религий
Биография, присланная респондентом Моргоев Хетаг, Республика Северная Осетия – Алания, г. Владикавказ. Год рождения – 1971-й, образование высшее. С 20...

Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда