Фото: ФТР

Доклад Евгения Нечкасова «Три подхода к этноцентрическому вопросу в западном неоязычестве (тезисы)» на круглом столе «Новое язычество: дискурсы и практики» в рамках III Конгресса Русского религиоведческого общества.
4-6 октября 2019 г., Санкт-Петербург.

Аннотация: This report reviews three main ways how American and European neopagan organizations and small groups solve the problem of the ethnocentrism as basis definition of heathenism as a native faith and spirituality.

Ключевые слова: paganism, neopaganism, traditionalism, folkish, universalism, tribalism, asatru

В докладе рассматриваются три основных подхода к решению проблемы этноса и этноцентризма в неоязыческих организациях США и Европы. Рассматривается история идеологического конфликта среди асатру/одинизма во второй половине XX века в США, которая существенно повлияла на социально-политическую и ценностную ориентации всего западного неоязычества. Даются основные определения таких направлений, как универсализм (мультикультурализм), фолькизм (folkish, этноцентризм) и более нового течения трайбализма (малые группы). Каждое из течений по-своему определяет приоритет и пропорции этнического фактора, как генетическо-генеалогического, так и культурного, в своей доктрине. Краткие тезисы сопровождаются реальными примерами за последние 5 лет.

Три подхода к этноцентрическому вопросу в западном неоязычестве (тезисы)

То, что языческие традиции — это феномены, тесно связанные с этносами, в которых они формируются и существуют, является фактом довольно очевидным. В отличие от множества терминов, обозначающих язычество в европейских языках, именно в русском слове «язычество» существует прямая этимология к слову «языцы», означающему «народы» или принадлежность к месту, сродни английскому термину indigenous, местный. Синонимом и одновременно расшифровкой термина «язычество» может быть слово «народничество», если игнорировать одноименную идеологию в России второй половины XIX века. В отличие от религий креационизма и некоторых философско-религиозных учений Азии (буддизм), декларирующих универсальный и глобальный характер своего учения, языческие традиции — это этнорелигиозные традиции в их разнообразии и своих субформах, «диалектах», на уровне племен, разрозненных популяций или географических полюсов[1].

Но доступная нам на уровне звучания и понимания контекста семантика слова «язычество», существенно утрачивается при переходе в пространство английского или иных европейских языков. К тому же, событие Второй мировой войны и её осмысление в послевоенный период наложило свой отпечаток на все дискурсы, где происходит актуализация и пересечения тем «нации», «этноса», «традиции» и «религии».

Ниже мы предлагаем обратиться к полемике, которая произошла вокруг этих тем в среде североамериканских последователей современной германо-скандинавской традиции асатру или одинизма, что практически синонимично в США, и какие позиции сформировались в этой среде и в дальнейшем были распространены в Латинскую Америку, Европу и Россию.

Нерв полемики обнажился в 1970 годы, вокруг вопроса о том, кто и на каких условиях может декларировать принадлежность к германо-скандинавской традиции асатру. В спор оказались вовлечены две крупные и знаковые языческие организации того времени в США, союз «Свободное собрание асатру» (Asatru Free Assembly) во главе со Стивеном МакНалленом, и «Трот» (The Troth), к которому принадлежал Стивен Флауэрс (Эдред Торссонс).

Первые настаивали на том, что принадлежать и исповедовать традицию могут только представители европейских народов, включая и средиземноморские. Основная аргументация строится вокруг светлого фенотипа и панъевропейской исторической и культурной общности. Ведущий идеолог американского асатру Стивен МакНаллен вводит паранаучный концепт «метагенетики», с помощью которого он объясняет передачу спиритуальной и культурной связи (ср. с архетипами К. Г. Юнга) через кровь, то есть буквально возможность принадлежности к традиции передается через ДНК[2]. Позиция AFA получила название folkish, что тоже можно перевести на русский как «народничество», в этот раз игнорируя ещё и одноименное немецкое движение «фёлькише» XIX – начала XX веков. Более корректным переводом представляется термин «этноцентризм» или сохранение англицизма. Позднее союз «Свободное собрание асатру» был возрожден под названием «Народное собрание асатру» (Asatru Folk Assembly); на сегодняшний день это крупнейшее международное объединение асатру.

Второй полюс в споре представлял ту позицию, согласно которой стать адептом асатру мог абсолютно любой человек, независимо ни от расовой или этнической принадлежности, ни от сексуальной ориентации и иных маркеров. То есть, событие присоединения к германо-скандинавской традиции является актом свободного выбора и декларации, а асатру объявляется религией универсального характера, как и христианство или ислам. За второй позицией закрепилось название «универсализм», этой позиции придерживаются некоторые крупные общины в США, Дании и Исландии. Универсалистский подход можно рассматривать как одну из форм постмодернистской/мягкой теологии применительно к неоязычеству.

Примечательно, что в ходе многолетней полемики само понимание и содержание «этноцентризма» в дискурсе фолкиш-язычников претерпело изменения. Если сначала в и радикальных формах речь шла о белом фенотипе и национализме, то постепенно содержание и аргументы смещались в сторону генеалогии (наличие предков-колонистов из Европы), метагенетики, — к расширению критериев до пан]европейской общности[3] (включения итальянцев, испанцев и славян в «ойкумену» асатру) и ставке не культурный этноцентризм. Последний заключается в том, что даже если фенотипический и генеалогический факторы смещаются на второй план, то сама суть германо-скандинавской традиции выражена на германских языках, на них записаны тексты, даны имена богов, обрядовый и магический словари; музыка, искусство, ритуальные предметы, графические узоры, символика и даже географически корни асатру уходят в Скандинавию и ареал обитания континентальных германцев. То есть, даже универсалисты так или иначе вовлечены в этноцентрический дискурс, так как они апеллируют к наследию и языкам определенных народов, локализованных географически и лингвистически.

Представители универсализма оппонируют с либерально-демократических позиций права выбора, свободы совести и толерантности, обвиняя фолкиш-асатру в расизме и ксенофобии[4]; добавляя к этому методы эклектики и пастиша, то есть смешения германо-скандинавских ритуально-магических практик с, например, афрокарибскими синкретическими культами или европейским оккультизмом XIX – XX вв. Также встречаются призывы отказаться от культа предков[5], который является важнейшей частью многих языческих традиций у индоевропейских народов[6].

Ближе к рубежу XX – XXI веков, в том числе и как следствие вышеназванных споров, оформляется третья позиция в отношении обозначенной проблемы — трайбализм, от англ. tribe — племя. Согласно трайбализму, в основе принятия решений лежит консенсус конкретной общины по кругу вопросов. То есть, как следует из названия, трайбализм не претендует на глобальное решение проблемы и доминирование в языческом дискурсе, как это делают универсалисты или фолкиш-асатру. Каждый конкретный трайб устанавливает свои критерии членства, в которые могут быть включены жесткие требования к фенотипу, либо достаточно обладать компетентными познаниями в традиционных текстах и языке. Также, если универсалисты принимают в свои ряды всех подряд, а фолкиш-асатру активны в панъевропейском контексте, то трайбы более закрыты и локальны[7]. Вход возможен по рекомендации и для тех, кто является местным (жителем одного города или хотя бы штата).

Таким образом, мы видим три подхода к «проблеме этноцентризма» в современном германо-скандинавском язычестве:

  • Универсальный: веровать в германских богов может абсолютно любой человек;
  • Фолкиш: германо-скандинавская традиция «принадлежит» этническим германцам и, шире, — европейцам в целом, так как культурно укоренена в Европе;
  • Трайбалистский: степень важности этнического компонента, от жестко-расового до культурного, определяет сама община по общему согласию членов.

Последствия и кейсы

Ниже мы кратко приведем несколько примеров и кейсов, возникших в спорах и на практике вокруг этой проблемы.

  • В поисках своих европейских корней американские язычники-асатру обращаются к исторической области Винланда (Vinland) — территории Северной Америки, где были найдены поселения колонистов-викингов (Лейф Эрикссон). Фолкиш-асатру используют Винланд как аргумент, который добавляет им легитимности в деле исповедания асатру на территории американского континента без жесткой необходимости мигрировать в континентальную Европу. Существуют даже эпизодические призывы от малых групп к сепаратизму, отделению Винланда в самостоятельную языческую территориальную единицу.
  • Схожие аргументы используют сторонники асатру в Мексике, где существует довольно крупная община. Согласно «апокрифам» местных асатру, древние викинги смогли доплыть до территории современной Мексики и аффектировать местную автохтонную традицию культом Одина[8], а также оставить свой генетический след — наши респонденты особенно подчеркивали наличие бороды на самых древних изображениях богов и среди современных мексиканцев как следы германского фенотипа. Тем не менее, те же AFA не признают мексиканскую «ветвь» асатру как легитимную.
  • Интересен случай итальянского эзотерического писателя и исследователя северного шаманизма Массимо Нобили, который в своем интервью акцентировал, что север Италии был заселен германцами-ломбардцами, и по этой причине он сам переехал на более «германизированные» земли, чем его родной юг[9].
  • Новый виток политизации и кристаллизации позиций в США пришелся на предвыборную президентскую кампанию 2016 года, когда приверженцы фолкиш-асатру преимущественно поддержали кандидатуру Д. Трампа, а сторонники универсалисткого мультикультурализма выступили с поддержкой Х. Клинтон. Несколько акций в духе «ведьмы проклинают Трампа» освещались в том числе и в русской прессе, а участие в них принимали как раз язычники-универсалисты.
  • В русскоязычном пространстве асатру/одинизма существует текст «Основы вероучения одинизма», где среди декларируемой фолкиш-позиции одним из механизмов присоединения названа практика паломничества в исторические географические пространства германо-скандинавской традиции: в Германию, Исландию, Норвегию, Данию или Швецию. Паломничество и ритуальные действия на «родной» земле призваны установить и укрепить связь между последователем традиции и Богами. Практика паломничества так же распространена и среди западных асатру (М. Нобили).
  • Как косвенно показывают данные соцопроса «Воспитание в традиции и влияние современности»[10], русскоязычные последователи асатру более склонны занимать либеральную позицию в вопросе самоопределения и выбора традиции, что позволяет предположить что движение асатру в России склонно к универсалисткой и/или умеренной трайбалистской позиции.
  • Наконец, обращаясь к славяно-русскому язычеству/родноверию, мы можем заключить что оно пусть и не оперирует напрямую терминами «универсализм» или «фолкиш», но активно в массе своей глубоко солидарно с «этноцентрической» позицией в отношении связки народ+традиция.

Читайте также:

Олег Кутарев «Изображения североевропейских божеств в Новое время (XV–XVIII вв.)» | III Конгресс РРО | Фонд Традиционных Религий
Доклад Олега Кутарева, РХГА, на круглом столе "Новое язычество: дискурсы и практики" в рамках III Конгресса Русского религиоведческого общества. 4-6 о...

[1] См. Svarte Askr «Polemos: языческий традиционализм», в 2 томах, Велигор, 2016.

[2] См. McNallen Stephen «Asatru: a Native European Spirituality», 2015.

[3] См. Международная встреча асатру прошла в Швеции. URL: https://tradition.foundation/052019/afa_meeting_in_sweden/

[4] См. Declaration-127, международную декларацию 127 универсалистских асатру общин, обвиняющую AFA в расизме.

[5] См. Полемические статьи Seigfried Karl E. H «After Christchurch, Declarations or Deeds?» URL: https://wildhunt.org/2019/03/column-after-christchurch-declarations-or-deeds.html

Krasskova Galina «And the Stupidity Begins…». URL: https://krasskova.wordpress.com/2019/03/23/and-the-stupidity-begins

[6] См. эссе Cleary Collin «The Ancestral-Being». URL: https://www.counter-currents.com/2018/03/ancestral-being-part-one/

Русский перевод первой части см. традиционалисткий альманах Warha #5, 2018.

[7] См. Svarte Askr «Идентичность язычника в XXI веке», альманах Warha #5, 2018.

[8] См. «Сага о Бьёрне Мексиканском» URL: https://runemagic.ru/istoriya/saga-o-lyudyah

[9] См. интервью с Массимо Нобили. URL: https://tradition.foundation/062019/interview_massimo_nobili/

[10] Нечкасов Евгений Алексеевич ВОСПИТАНИЕ В ТРАДИЦИИ И ВЛИЯНИЕ СОВРЕМЕННОСТИ // Colloquium heptaplomeres. 2018. №5. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vospitanie-v-traditsii-i-vliyanie-sovremennosti (дата обращения: 01.10.2019).

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда