Фото: ФТР

Сборник «Современное язычество. Мнения, цифры, проблемы», подготовленный в рамках работы информационно-аналитического портала «Фонд традиционных религий» (ФТР), представляет собой актуальную «консистенцию» вызовов и проблем, стоящих перед языческим микромиром сегодняшней России, выраженную сквозь призму саморефлексии. В связи c этим предлагаемое издание отчасти продолжает традиционные для идеологов младоязыческого движения (имеется в виду прежде всего русская вариативность данного религиозного феномена) «пояснительные записки», направленные, как правило, в адрес потенциальных неофитов, блуждающих «по полям» безрелигиозности, «болотам» культовой среды, а также представителей от официальной науки, государственных органов, силовых структур и мировых конфессий, не желающих, соответственно, признавать религиозность нового язычества, регистрировать возжелавшие стать «официальными» общины, отказывающихся верить в язычество без приставки «ультра» и т. д. Одним из пионеров кратких пояснительных брошюр в постсоветской России стала община «Коляда Вятичей», выпустившая более десяти тематических работ, отвечающих на основные вопросы, связанные с функционированием российского новоязыческого социума[1].

Вместе с тем предлагаемый сборник не является прямым аналогом языческих разъяснительных нарративов конца XX — начала XXI века. Как мы неоднократно отмечали, из-за специфики мировоззрения, организационных форм, роли идеолога-лидера конкретной общины рассматриваемое движение склонно к постоянному перерождению, и, соответственно, неоязычество дня завтрашнего может уже кардинально отличаться от неоязычества дня сегодняшнего[2]. Учитывая обозначенную специфику, издание «Современное язычество. Мнения, цифры, проблемы» может претендовать на определенное новаторство, прежде всего самой заявкой на исследовательскую нишу, до этого монополизированную научным сообществам и представителями иноконфессиональности. Повторимся: подавляющее число представленных материалов направлено на анализ языческой саморефлексии и, по нашему мнению, затрагивает наиболее острые, злободневные вопросы для российского нового язычества с точки зрения одного из основных медиатрансляторов.

Содержание сборника позволяет условно выделить несколько смысловых блоков, позволяющих заинтересованному читателю посмотреть на язычество «изнутри». Наиболее крупный раздел издания посвящен анализу анкетных опросов, проводимых ФТР среди единоверцев по вопросам, касающимся различных сторон социальной сферы в младоязычестве 2019–2021 годов. Оставляя интригу, касающуюся как содержания самих опросных листов, так и ответов на них для потенциального читателя, остановимся лишь на некоторых наиболее важных выводах выделенного блока. Анкетирование язычников в рамках исследования «Воспитание в традиции и влияние современности» выявило факт желания значительного процента (42,25%) респондентов-родителей ввести преподавание для детей на «языке традиции». Полученная статистика — выбор своего языка, своего кодекса поведения, параллельных светским институтам, — подтверждает гипотезу о поступательных тенденциях в развитии неоязыческого дискурса на пространствах Российской Федерации, несмотря на кажущуюся хаотичность и разнородность движения[3]. Создание и продвижение языческого мировоззрения, облаченного в независимые, в определенной степени закрытые для профанов коммуникативные формы и поведенческие нормы, наряду с уже созданными мифологиями, празднично-обрядовыми практиками, институтом служителей культа, священными текстами, местами отправления культа, собственными СМИ, брендингом внешней атрибутики (пусть и в рамках отдельных течений и даже конкретных организаций), — это пример складывания диаспорального сообщества, структурно и идеологически параллельного существующим в рамках границ современной России институтам.

Весьма важным «финальным тезисом» рассматриваемого опроса следует признать и вывод о «неразрешенном и слабо осознаваемом [язычниками] наложении двух разных парадигм – Традиции и Модерна». Апофеозом наблюдаемого синкретизма, неразрешенной проблемой, также отмечаемой составителями издания, становится проблема «псевдоязычества» (термин взят из сборника), вводимая самими язычниками биполярная градация «свой – чужой». Причем общее количество приведенных данных, включающих анализ процентовки псевдоязыческих материалов, вошедших по линии «настоящего» язычества в федеральный экстремистский список, отдельного перечня официальных писем Союза Славянских Общин Славянской Родной Веры и «Сибирского Веча», содержащих обоснование неприятия персон non grata и их произведений, позволяет отнести вопрос «нативистской расологии», принадлежности того или иного идеолога к лагерю «языческих язычников» или турбо-язычников[4], к актуальным и крайне злободневным. В настоящее время вне языческого движения определение релевантности рассматриваемого феномена находится в зачаточном состоянии. Проблема усугубляется присутствием на религиозной карте страны автохтонных традиций коренных народов. Умышленно избегая (не всегда, но часто) расследования в рамках дела об истинном и псевдоязычестве, профессиональное научное сообщество, представители отдельных заинтересованных конфессиональных кругов выстраивают гипотезу и доказательную базу собственного исследования, не вникая в тонкости вопроса, безусловно получая «бонусы» в виде частных открытий и быстрого закрытия «неоязыческого вопроса». С другой стороны, неразрешенное «балансирование» между Традицией и Модерном в некотором плане выгодно и самим язычникам. Удачная мимикрия позволяет части общин влиться в этнографические, экологические и спортивно-патриотические ассоциации разного уровня и даже полностью переродиться в перечисленные «смежные» объединения. Однако самое главное, что нахождение между Традицией и Модерном используется рядом лидеров нового язычества в качестве площадки для «оборотничества»: планомерного перевода современного нативизма в ранг полноценного представителя автохтонной религиозности с вытекающими отсюда последствиями в виде признаний, прав, фратернизации с носителями традиционных верований и т. д.[5]

Нельзя пройти мимо еще одной проблемы, актуальной с момента появления «советского» язычества и по настоящий момент. На страницах издания в разделе «Преподавание основ языческой традиции в школе» приводятся данные опроса, касающиеся напрямую представителей официальной науки. Ответы респондентов-язычников на вопрос об авторах разработчиках предполагаемых школьных курсов «Основы традиционных религий» показали, что подавляющая часть опрошенных (81%) выступает за разработку курса светскими экспертами совместно с идеологами традиционных религий. Комментируя полученные результаты, составители сборника подчеркивают факт высокого доверия к академическим кругам, объективно выступающим для языческого сообщества в роли внешних экспертов. И данные анкетирования, и тезис по ним весьма показательны. Определенная часть российского языческого социума, вопреки укоренившимся в обществе и тех же научных кругах представлениям об идолопоклонниках-радикалах-маргиналах, готова к открытому сотрудничеству и конструктивному диалогу. Обозначенная позиция не снимает заявленный выше тезис о диаспоральности нативизма, нежелании язычников допускать в область личного мировоззренческого пространства «желтых» журналистов, зевак и провокаторов, но сам посыл о возможности создания подобной коллаборации однозначно следует расценивать как положительный.

В заключение хотелось бы тезисно остановиться на ряде отдельных «реперных точек» сборника, отражающих специфику нового язычества новой России.

Во-первых, сегодняшнее язычество крайне разнообразно и очень далеко от унификации — создания оформленного и общепризнанного общероссийского языческого пантеона. Существующую тенденцию подтверждают ответы лидеров (подчеркнем — принадлежащих даже к одному направлению) на вопросы ФТР об отношении язычников к миссионерству, акции «Бессмертный полк» и др. Хорошо это или нет? Решать самим представителям мировоззренческого феномена. От себя отвечу: для исследователя интересно любое развитие «языческого сюжета». В случае состоявшейся унификации мы получаем новую, формирующуюся религиозную структуру с безграничным полем для изучения. Вариант с сохранением статус-кво также весьма «выгоден». Он будет способствовать дальнейшему накоплению материала по современной языческой тематике, фиксации процессов нативистской пролификации.

Во-вторых, создание «Красной ленты» — постоянно обновляющегося мониторинга гонений, конфликтов, актов агрессии против последователей языческой традиции и религий коренных народов, проживающих в России, — позволило не только обозначить наиболее острые зоны атак на младоязычество, выделить существующие формы агрессий, но и «внедрить» неоязычество в ряды религиозных автохтонов (см. выше), составить пополняющийся «чёрный список». Не вызывает сомнения необходимость «Красной ленты» как одного из действенных элементов, доказывающих жизнеспособное состояние нативизма. Вместе с тем, чем может обернуться фиксированный список «личных врагов Традиции», скажем, при создании «языческой церкви» и ее официальном признании? Появлением «родноверческой инквизиции»? Для изучающего рассматриваемый мировоззренческий феномен — крайне захватывающая тема…

В-третьих, как неоднозначный «звоночек» можно трактовать точку зрения язычников по вопросу анкетного блока «Отношение к смерти и погребению», посвященного выбору вида благородной и достойной смерти. При доминировании ожидаемого традиционного ответа «смерть в бою», определенный процент респондентов высказался в пользу ритуального самоубийства… Здесь добавить пока нечего… Как говорится: «Спасибо за откровенность и честность». Согласен с мнением Евгения Нечкасова насчёт необходимости отдельного исследования данного вопроса.

В-четвертых, в сборнике отражена сверхважная тема, касающаяся наличия язычников в силовых структурах и среди лиц, отбывающих заключение в исправительных учреждениях. Количество публикаций в СМИ и пристальное внимание к вопросу абсолютно всех заинтересованных сторон позволяют относить данное проблемное поле к важнейшим в современном неоязычестве. Существует лишь одно «но». Государственные и внегосударственные группы в поставленном вопросе интересуют исключительно причинно-следственные особенности, приведшие к появлению «язычника-силовика», и возможные механизмы профилактики формирования данных уникумов. В противовес данной тенденции составители сборника сконцентрировали свое внимание на комплексе положений «языческого пути» конкретных адептов движения. Представляется, что количество интервью и публикаций по теме в ближайшее время будет только расти.

Безусловно, издание «Современное язычество. Мнения, цифры, проблемы», подготовленное коллективом информационно-аналитического портала «Фонд традиционных религий», будет интересно научному сообществу, носителям языческого мировоззрения и всем тем, кого интересуют актуальные проблемы религиозной жизни в современной России.

Роман Шиженский

кандидат исторических наук, доцент, заведующий лабораторией
религиоведческих исследований «Северо-Запад»
Института гуманитарных наук
Балтийского федерального университета имени И. Канта

Читайте также:

Современное язычество: мнения, цифры, проблемы
Информационный портал «Фонд традиционных религий» представляет сборник исследований, интервью и аналитических статей, проведенных и вышедших под эгидо...

[1] Язычники отвечают. М.; Троицк: Тровант, 1999.

[2] Шиженский Р. В. «Новое в новом»: языческая пролификация XXI века на примере сообщества «Алатырь духа» // Манускрипт. Тамбов: Грамота, 2019. Т. 12. Вып. 8.

[3] См.: Шиженский Р. В. О российской новоязыческой парадигме // Российское язычество XXI века: интервью без масок / ред.-сост. Р. В. Шиженский. Калининград: БФУ, 2021.

[4] Дефиниция «приобретена» автором во время общения с польскими родзимоверцами в 2020 году.

[5] Отметим, что в исследовании «Чей экстремизм? Изучаем данные Минюста» составители сборника предложили свой тезис по решению проблемы языческого pro et contra: «Начать реальную работу по разграничению языческих организаций и движений, которые занимаются возрождением и продолжением народных традиций с опорой на достоверные данные, от псевдоязыческих спекуляций, мошенников и New Age сект» (см. с. 13–24).

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда