Фото: Valgaut

Приветствуем уважаемых читателей!

Сегодня мы решили поговорить с мастерами, создающими ритуальные предметы и изделия в русле германо-скандинавской традиции. С нами беседуют Грим из мастерской Valgaut, Andrey Forest из AUTHENTIC PRODUCT, резчик Чугайстер Лесной, мастер бронзового литья Алексей — Mørke Underverk и Ivar, представляющий мастерскую «Ивальди».

ФТР: Приветствуем! Расскажите, как вы пришли к традиции и почему именно к этой? Что для вас языческая традиция в вашей жизни? Какие Боги наиболее почитаемы вами?

Valgaut: Доброго! Не совсем однозначный вопрос, довольно многогранный. Наверно можно было бы на него ответить поверхностно, был интерес, желание понять, узнать что-то большее, но со временем приходит осознание того, что есть пути, по которым ты движешься, по которым тебе помогают двигаться, пути разветвляются, можно пойти направо, налево или прямо, но уйти с них нельзя. Это судьба. Традиция для меня — это жизнь, смерть, само существование. Традиция и Боги дают возможность чувствовать себя причастным к миру и ходу событий, заполняя пустоту одиночества.

Мой покровитель — Один, Мудрец, Великий Тул. Почитаю всех Богов которые причастны к жизни человека, сферам его деятельности и аспектам вселенной. (Имеется ввиду конечно германо-скандинавские Боги).

Рогатый Бог от Vlagaut

Andrey Forest: Здравствуйте! Я не являюсь прямым последователем какой либо из традиций.

Норны от Authentic Product

Чугайстер: Рад приветствовать! Перво-наперво свои религиозные воззрения я не называю словом традиция. Для меня это всё на столько само собой разумеющееся, что я, пожалуй, и вовсе не думаю, откуда и почему это всё во мне. Пути к «традиции» у меня никакого не было. Я не был верующим человеком (семья и воспитание у меня вполне атеистические) и даже не утруждал себя поисками веры и т. п. Эдды и саги я читал. Была у меня книга «Корни Иггдрасиля» а потом и «Круг Земной». Про руническое письмо я узнал ещё ранее (в лингвистическом словаре или ещё где). Интернета и прочего мракобесия в то время не было. Возможно и к лучшему (на тот момент). Ну и конечно мифология трогала меня не только скандинавская. Да и как это может не тронуть? Возможно, я просто не воспринимал это всё как сказку или вымысел, а скорее как созерцание жизни другими людьми. Видимо и сам вскоре стал так смотреть на жизнь. А вот на вопрос, почему я стал видеть богами Одина и Тора я не смогу ответить. Почитаю я более других «Владыку виселиц» Одина. С висельниками есть у меня некоторые моменты в жизни. В юном возрасте, я с товарищами набрёл на одного, в посадках у железной дороги. Жуткое было зрелище. Он уже чуть ли не мумифицировался покойник тот. Так вот снился он мне с месяц, наверное. Ну а позже, я и сам не очень любил жизнь (про это я не хочу подробностей рассказывать). Это случаи из жизни и никакой мистики в этом всём нету. Всяких видений, снов и прочих откровений в моей жизни к счастью не было. Разговоров за столом с богами я тоже не вёл.

Mørke: Мой путь к традиции начался с изучения различных религий, первой в моих руках оказалась «Золотая Ветвь». После стал читать саги, исторические источники, ну и само собой Старшую Эдду. Остановился на германо-скандинавской традиции наверно из-за того, что посчитал ее наиболее близкой к своим взглядам и мировоззрению. С другой стороны, я согласен с выражением: «Боги выбирают человека, а не человек Богов».Что касается предпочтения и главенства, первостепенным для меня является Водан. В тоже время, я никоим образом не хочу занизить важность других Богов северного пантеона. Я могу обратиться к Тору или Фрейру, все зависит от того, в какой помощи или совете, я нуждаюсь.

Ivar: В языческой традиции довольно давно. На изначальном этапе это был некий синкретизм германо-скандинавского и славянского язычества. Но в ремесле и творчестве в целом всегда отдавал предпочтение скандинавским мотивам. Со временем, волей богов, полностью посвятил себя германо-скандинавскому язычеству.

На моём домашнем Ве стоят образы Одина, Тора и Фрейра, к этим богам я обращаюсь чаще всего.

В целом:
Allō gudō
Nu ek blōtō
«Всех богов я почитаю».

ФТР: Что послужило толчком к началу творческого пути, к выбору конкретного материала, темы, стилей или, может быть, эпохи?

Valgaut: Хм… Тоже не совсем простой вопрос. Нет конкретной точки, скорее совокупность случаев которые привели меня сюда. Всё это было растянуто во времени, наверно с самого раннего детства. У меня был больше «гуманитарный» склад ума, интерес к творчеству, жизнь рядом с природой т. д. отцовская мастерская. В дальнейшем это слилось с традицией. Выбор эпохи… Для меня Традиция начинается очень и очень давно и идёт сквозь века и тысячелетия, нет конкретной эпохи, Боги одни.

Шаманское одеяние от Valgaut

Andrey Forest: Все очень просто: мой прадед был зодчим, и дед был резчиком по дереву. С ранних лет я был так же увлечён различными древними мифами и легендами. Все это и послужило толчком к творчеству.

Чугайстер: Моё творчество. Да тут и вовсе нечего сказать. Почему разум пытается избавиться и освободиться от избытка идей и сил? У каждого это выходит по-разному. Я с младых ногтей любил рисовать. Так порой в голову шло такое, что пьяному Гофману не привиделось бы. Сейчас мне интересно резать из дерева. Тем и стилей конкретных я не выбираю. Да и вообще, в этом деле логику искать я не хочу.

Mørke: Как получилось так, что начал заниматься творчеством, точно сказать не смогу. С детства было стремление что-то мастерить. Я считаю, что любое проявление творчества есть своего рода волшебство. Бывают случаи, когда человек стыдится того, ,что сделал своими руками или же боится начинать, опасаясь осуждения со стороны. Все эти проявления фобий необходимо пресекать на корню. Не важно,  как и насколько профессионально сделано, главное, что своими руками и с душой.

Ivar: В нашей мастерской творят несколько человек. Конунг и создатель мастерской — Александр, его супруга Татьяна — возглавляет новый проект с гончарными изделиями, в скором времени будет доступна к приобретению различная керамика, Йольские светильники, ритуальные чаши и предметы быта. Все изделия выполняются в германо-скандинавских мотивах, которые близки нашим сердцам.

Маска Одина от «Ивальди»

ФТР: Является ли ремесло для вас священным? Проводите ли вы в процессе какие-либо ритуальные действия, читаете заговоры, жертвуете что-то духам, обитающим в мастерской или Богам этого ремесла?

Valgaut: Да, конечно. Сам факт изготовления магико-ритуальных объектов не может быть не сакральным. Моя практика изготовления таких изделий делится условно на два вида: первый это ритуальные изделия без конкретного, дополнительного ритуального действия и второй это магические артефакты изготавливая которые проводится полный спектр обрядовых действий (блот, обращения к Богам, духам и т. д.). Но все изделия в той или иной степени являются артефактами имеющими силу т. к. мастер изготавливая их является проводником божественной энергии и сил.

Andrey Forest: Да, является. Из ритуалов — только если задобрить Лешего блинчиком, когда иду за материалом в лес 🙂

Работы Auhentic Product

Чугайстер: Мне нравится то, что я делаю, я не могу без этого. По моему убеждению, это всё и есть ритуал, и, следовательно, это священное. Для меня как минимум. Я пытаюсь дать людям взглянуть на вещи (в широком смысле) моими глазами. Что-либо и кому-либо я жертвую на улице, вне дома. А вот вырезаю я дома в квартире. Мастерской у меня нету, да и из инструментов пара ножей и несколько простецких отечественных стамесок. Электроинструментом я не пользуюсь.

Изделия Чугайстера

Mørke: Мои работы, не считая реплик археологических находок, связаны с мифом или ритуальными действиями. В работах я стараюсь использовать материалы, которые наиболее точно будут передавать и продолжать традицию или мифологический образ, сохранять традиционные узоры и нести в себе смысл. Сам проект Mørke Underverk задумывался так, чтобы сохранить и передать миф, как можно меньше искажая его. В моих работах никогда не используются и не будут использоваться 3D принтеры или обработка, материал прошедший через ЧПУ станок умирает. Мне очень важно, чтобы человек использовал мое изделие, в нем я даю посыл, а новый владелец должен его приумножить и передать дальше. Изготовление начинается с ритуала и ритуал должен продолжатся у нового владельца. Чем больше ручной обработки, — тем лучше, изделие начинает дышать через руки мастера. Очень важна передача образа, сохранение мифологического описания. Возможно, под пеплом современного мира, кто-то найдет фигурку, сделанную мной, и чтобы нашедший не гадал и не пытался написать новый миф, мы обязаны сохранить традиционный.

Ivar: Естественно это ремесло мы считаем священным актом творчества. Нашими руками было сотворено множество предметов культа. Изображения божеств, жертвенных сосудов, музыкальных инструментов использующихся в практиках и ритуалах (германские лиры, тальхарпы, сигнальные рога, бубны). Мы придерживаемся анимизма. На практике так сложилось, что дух изделия сам выбирает жертву. Условно, вырезая лик Водана, ты случайно разрезаешь себе руку ножом, это означает, что дух изделия просит жертву, ты окропляешь его своей кровью, тем самым освящая его кровью творца.

ФТР: Какие самые необычные, мистические случаи происходили с вами на ремесленной стезе, при изготовлении изделий?

Valgaut: Тут стоит понимать, что значит необычные или мистические случаи?) Для язычника или человека с магическим мировоззрением это странный вопрос. Но если рассматривать это в общепринятом смысле, то наверно опять же такие «маленькие судьбы», когда изделие начинает изготавливаться в определённый момент времени вопреки запланированным, приходит к заказчику к обряду или другой значимой дате. Иногда на изделиях проявляются некие черты, которые не обсуждались с заказчиком, но которые для него оказывались очень значимыми.

Andrey Forest: Да было пару случаев, но это пожалуй слишком личное.

Чугайстер: Случаев шибко интересных я и не припомню. Но бывали, наверное. Так как материал я заготавливаю себе сам, он у меня не идеален. Часто в поленьях, где-то внутри встречаются сухие маленькие сучки. Интересно однажды вышло, не предумышленно такой сухой сук выявился на одном глазе фигуры Одина. Это я запомнил. А так, резался я конкретно. Ногу, руку зашивать приходилось, но тут мистики нету. Честно говоря, я не склонен везде и всюду знаки и т. п. высматривать. Да и вообще довольно скептичен, когда люди начинают о подобном говорить. Я разговоры на тему мистики или воли богов не люблю вести.

Mørke: Еще один немаловажный этап — это подготовка к работе. Я не буду рассказывать подробно для меня это сакрально, но по своей структуре это blot, обязательно перед каждым изделием. Отдельная тема это дверги, если они будут не в духе, работу можно даже не начинать, для них у меня отдельный уголок и угощения.

Каждое изделие особенное и даже если оно повторяется, получится совершенно по-другому, и рабочий процесс будет протекать иначе. Если брать мои работы, тяжелей всего работать с Норнами (это композиция из трех фигур). Процесс изготовления особо не отличается от других, но почему то именно после Норн упадок сил бешенный.

Норны от Mørke Underverk

Ivar: Случалось так, что дух изделия словно не желал уходить от нас в другой город к новому владельцу. Такое происходит с музыкальными инструментами. Бывали случаи, когда надежный инструмент, попав в руки к заказчику, чуть ли не лопался пополам, рвались разом все струны, притом, что человек даже им не пользовался и инструмент спокойно стоял на полке. Конечно, это единичные случаи и возникали они с «тяжелыми» заказчиками.

ФТР: Какие книги о традиции, мифы, идеи либо авторы повлияли на вас сильнее всего?

Valgaut: Моя самая первая книга о традиции это «Викинги» Нужье Луи-Рене, подарили в дошкольном возрасте, отложилась в памяти на долгие годы. Кстати, в детстве по изображениям из этой книги мастерил много чего, даже вырезал руны. Мирча Элиаде, наверное, если бы не был одним из лучших религиоведов, — был бы одним из лучших шаманов или жрецов! Фильм «Туманы Авалона» — очень атмосферный с прекрасной музыкой, не знаю почему, но тоже отложился в памяти. Ну и, конечно же, Эдды.

Andrey Forest: Ни какая книга или идея не повлияла на меня так, как мой Дед и Родная Брянская Земля.

Чугайстер: Из книг конечно на меня более повлияли Эдды, саги и Снорри Стурусон. Я сомневаюсь что, например, Фрэзер или Элиаде изменили мою жизнь. Читал и читаю я разное: от античной литературы до Кропоткина. Идеи Гесиода или Кэмпбелла для меня одинаково интересны. Всё интересно и Борхес и Гуревич, и Мазох и Леви-Брюль, и Кортасар и Мелетинский, и Шопенгауэр и Клири. Тяжело мне все эти разговоры о традиции вести. А вообще, — Достоевский мой любимый писатель, вот он точно на меня повлиял.

Mørke: Самое большое влияние на мое творчество оказали песни из Старшей Эдды — Völuspá и Grímnismál.

Ivar: Близки нашим сердцам тексты Старшой и Младшей Эдд, сказания, саги, легенды. Свою мастерскую мы назвали в честь пращура двергов Ивальди. А, как известно, карлики — самые искусные мастера. Порой в жаркий летний день, в пылу работы над очередным изделием, в мастерскую залетает огромная муха, она жужжит, кусает нас за лица и руки, отвлекая нас от работы. Тут мы вспоминаем миф о Локи, который превратившись в муху мешал Брокку и Эйтри изготавливать богам свои изделия. Но мы наслышаны о неприятном опыте двергов, и просто прихлопываем её, совершая метафизическое убийство врага Асов 🙂

Музыкальные инструменты от «Ивальди»

ФТР: Напоследок, какой проект или изделие вы бы особенно хотели воплотить в жизнь?

Valgaut: Проектов и проектов изделий много. Первый это хёрг — надеюсь грядущим летом будет завершён. Из второго давно хочу начать изготавливать бронзовые луры.

Благодарю, что уделили мне время! Удачи и развития вашему проекту. Во славу Богов!

Andrey Forest: Хотелось бы принять участие в реконструкции балтского святилища (коих много забытых на нашей земле), если бы такое мероприятие было возможно.

Mørke: В целом миф это неиссякаемый источник для творчества, важно прислушиваться к нему и реализовывать в изделиях, продолжая традицию во славу Богов. Напоследок хотел бы выразит благодарность всем тем людям, кто обратил внимание на мое творчество и пользуется моими изделиями. Пусть они прослужат вам долго и даруют то, что вы от них ожидаете!

Бронзовые Боги от Mørke Underverk

Ivar: В далёких мечтах построить Хоф с выходом к реке, на берегу будет деревянный причал, на котором будет пришвартован наш драккар, и на его парусе будет развеваться изображение дикого кабана, тотема нашего трайба:)

Чугайстер: У меня нету никаких проектов. Конечно, я хотел бы сделать какое-то большое изображение. Но для того нужны определенные условия (мастерская, инструмент). Но это вовсе не проект и даже не цель. Так, мысль.

Как писал поэт Я. П. Полонский:
Яд в глубине его страстей,
Спасенье — в силе отрицанья,
В любви — зародыши идей,
В идеях — выход из страданья.

Чугайстер Лесной

Askr Svarte
для ФТР

Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда