Фото: Фото: Яндекс.Картинки

«Российская газета» публикует постановление пленума Верховного суда России, уточняющее важные детали рассмотрения дел об экстремизме. Прозвучавшие сгоряча, в пылу научной или политической дискуссии слова не должны приводить к уголовному делу. Суды и правоохранители должны каждый раз тщательно разбираться, что было на уме у человека.

В процессе обсуждения в Сети злободневных проблем звучат порой и крайние мнения. Но если они выражены не по злому умыслу, а в пылу дискуссии, то это не экстремизм, считает ВС.

Соответствующие поправки внесены в действующее постановление пленума Верховного суда «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».

Как сообщила в ходе обсуждения документа судья Верховного суда Елена Пейсикова, в России в 2020 году почти две сотни человек были осуждены за распространение призывов к экстремистской деятельности в интернете.

«За призывы к осуществлению экстремистской деятельности были осуждены 184 лица, причем около 90 процентов таких деяний было совершено с использованием сети интернет», — рассказала судья.

Однако в УК есть несколько статей, наказывающих за те или иные экстремистские преступления. Причем за возбуждение ненависти привлечь по уголовной статье могут только в том случае, если до того в течение года гражданин был наказан за то же самое по статье 20.3.1 КоАП. В этом году за шесть месяцев по ней был привлечен к ответственности 461 человек.

Либо уголовная статья может быть инкриминирована сразу, если есть какие-то отягчающие признаки. Допустим: горячие высказывания сопровождались угрозами избить.

Прозвучавшие сгоряча, в пылу научной или политической дискуссии слова не должны приводить к уголовному делу и судимости. Безусловно, культурный человек должен держать себя в руках. Даже — в Сети. Слова способны ранить. Так что справедливо, что за слова приходится отвечать. И все же — не за всякое красное словцо нужно наказывать. Это подтвердил пленум.

«Не является преступлением, предусмотренным статьями 280, 280.1 или 282 УК РФ, высказывание суждений и умозаключений, использующих факты межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений в научных или политических дискуссиях и текстах и не связанных с реализацией намерения побудить других лиц к осуществлению экстремистской деятельности», — говорится в новой редакции постановления.

Как разъясняет пленум Верховного суда, правоохранители должны доказывать умысел человека, разместившего на своей страничке в Сети «горячие» материалы.

Председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев отметил, что разъяснения пленума Верховного суда России направлены на совершенствование практики привлечения к ответственности за различные нарушения в информационной сфере. Прежде всего речь об ответственности за распространение материалов экстремистского характера.

«В целом сегодня в УК и КоАП немало статей предусматривают ответственность именно за информационные правонарушения различного характера. В данном случае Верховный суд, помимо прочего, разбирает такой состав, как «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации». Это сравнительно новая норма УК, которая появилась в целях развития законодательства после внесения изменений в Конституцию», — пояснил Председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

Он подчеркнул, что в своих разъяснениях Верховный суд ориентирует правоприменителей на тщательное изучение всех обстоятельств дела: необходимо учитывать в том числе форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней.

На практике человека могут наказать за репост запретного материала, хотя умысел не доказан
В свою очередь, адвокат Анатолий Кузнецов обращает внимание, что обычно умысел на распространение экстремистских материалов правоохранители связывают с публичным характером такого распространения.

«Публичность — это обязательное условие привлечения к уголовной ответственности, то есть даже за репост человека могут привлечь к ответственности. И практика, к сожалению, знает такие случаи», — говорит он.

Другие эксперты уверены, что надо настойчивее добиваться внедрения в практику правовых позиций Верховного суда: на местах судьям и правоохранителям, а главное — экспертам, подчас не хватает понимания.

Как правило, главным доказательством для суда становится заключение эксперта. Нам необходимо создание экспертизы нового типа — медиаэкспертизы. Она должна изучать не только содержание материала, но и скажем, продвигал ли человек запрещенный контент. Или публикация является единичной и случайной на его страничке.

Комментарий ФТР: далее редакция ФТР опишет свое видение конкретных внесенных изменений и дополнений   в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 года N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» (в редакции постановлений Пленума от 3 ноября 2016 года N 41, от 20 сентября 2018 года N 32), которые могут представлять интерес для языческого сообщества. Пока же, касаемо статьи самой Российской Газеты, которая отметила ключевое значение в доказывании заключение эксперта, отметим, что в соответствии с ранее данными самим же Верховным судом разъяснениями, заключение эксперта не является прямым доказательством вины подозреваемого. Далее представляем Вашему вниманию перечень важных с точки зрения ФТР изменений:

  1. «Обратить внимание судов, что с учетом содержания диспозиций статей 280, 2801, 282 УК РФ к таким данным относится, например, не только сам факт размещения в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети текста, изображения, аудио- или видеофайла, содержащего признаки призывов к осуществлению экстремистской деятельности или действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, возбуждения ненависти либо вражды, унижения достоинства человека либо группы лиц, но и иные сведения, указывающие на общественную опасность деяния, в том числе на направленность умысла, мотив совершения соответствующих действий.».

Комментарий ФТР: Для тех, кто знаком с самим понятием юриспруденции, данное разъяснение суда выглядит ужасающим. Стоит отметить, что необходимость доказывания умысла совершения преступления по тем или иным уголовным статьям, в соответствии со ст. 25 Уголовного кодекса РФ – это основа уголовного права, которая преподается в институте при получении образования. Таким образом, Верховный Суд дает понять, что органам дознания, следствия и суда необходимо выполнять ту работу, для которой эти органы и создавались. Как было отмечено известными адвокатами в статье Российской Газеты, правоохранительные органы путают публичность с умыслом, поскольку активность в социальных сетях apriori подразумевает публичность действий и высказываний.

  1. «62. Ответственность по статье 2801УК РФ наступает при условии, если публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, совершены лицом в течение одного года после привлечения его к административной ответственности за аналогичное деяние по части 1 или 2 статьи 20.32КоАП РФ.

Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации (статья 2801 УК РФ), следует отличать от подстрекательства к преступлениям, посягающим на территориальную целостность государства (например, от подстрекательства определенного лица к отчуждению части территории Российской Федерации или иным действиям, предусмотренным статьей 2802 УК РФ). Публичные призывы, предусмотренные статьей 2801 УК РФ, не должны быть направлены на склонение определенных лиц к совершению конкретных уголовно наказуемых деяний.

Комментарий ФТР: Таким образом, привлечение к уголовной ответственности по ст. 280 УК РФ, как наиболее суровому ее виду, возможно только в случае, если лицо, подозреваемое в данном преступлении, ранее подвергалось такому же наказанию, но в соответствии с более мягким, административным кодексом РФ, т. е. лицо, впервые совершившее преступление, подпадающее под признаки ст. 280 УК РФ, наказывается в соответствии со ст. 20.3 КоАП РФ. Далее даются разъяснения об отличии публичных призывов от склонения к совершению преступления. Т. е. в публичных призывах не должно содержатся конкретных действий, образующих состав преступления (например, совершить поджог административных зданий), которые классифицируются другими статьями УК РФ.

  1. «7. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно на унижение достоинства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе, влекут уголовную ответственность по статье 282 УК РФ только в том случае, если они совершены публично, в том числе с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет» (например, выступления на собраниях, митингах, распространение листовок, плакатов, размещение соответствующей информации в журналах, брошюрах, книгах, на сайтах, форумах или в блогах, массовая рассылка электронных сообщений и иные подобные действия, в том числе рассчитанные на последующее ознакомление с информацией других лиц).

При этом ответственность по части 1 статьи 282 УК РФ наступает при условии, если действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение человеческого достоинства, совершены лицом в течение одного года после привлечения его к административной ответственности за аналогичное деяние по статье 20.31 КоАП РФ. В случае совершения данных действий с применением насилия или с угрозой его применения, а равно лицом с использованием своего служебного положения либо организованной группой ответственность по части 2 статьи 282 УК РФ наступает независимо от того, привлекалось ли ранее виновное лицо к ответственности по статье 20.31 КоАП РФ.».

Комментарии ФТР: Редакция ФТР неоднократно знакомилась с материалами по уголовным делам, когда лица были привлечены за репост материалов, подпадающих под признаки ст. 282 УК РФ. Как было отмечено Российской Газетой, на практике человека могут наказать за репост запретного материала, хотя умысел не доказан. Таким образом, возникает проблематика доказывания того, что человек, совершив репост записи, сделал это умышленно с целью распространить данный материал, а не сохранил его для себя, к примеру, с последующей целью ведения научной или политической дискуссии. Далее следует уточнение о том, что привлечение к уголовной ответственности  по ст. 282 УК РФ возможно лишь при условии, что лицо ранее уже привлекалось по ст. 20.3 КоАП РФ,  то есть уголовная ответственность наступает в качестве повторного наказания. Таким образом, сформировалась определенная правовая иерархия, в соответствии с принципами права – не подвергать лицо суровому наказанию, если оно совершено впервые.

  1. «8 в абзаце первом слова «насилие, применяемое при совершении преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ, является» заменить словами «насилие, применяемое при совершении преступления, или угроза применения насилия, предусмотренные пунктом «а» части 2 статьи 282 УК РФ, являются».

Комментарий ФТР: В соответствии с новым дополнением, привлечение к ст. 282 УК РФ возможно не только в случае совершения прямых действий, но также и в случае наличия реальной угрозы совершения насилия. Под реальностью угрозы понимается совокупность фактов, среди которых могут быть: характеристика обвиняемого, привлечение ранее к любым видам ответственности.

  1. «8. Преступления, предусмотренные статьями 280, 2801, 282 УК РФ, совершаются только с прямым умыслом и с намерением побудить других лиц к осуществлению экстремистской деятельности, совершению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, либо с целью возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе.

Размещение лицом в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети, в частности, на своей странице или на страницах других пользователей материала (например, видео-, аудио-, графического или текстового), созданного им самим или другим лицом, включая информацию, ранее признанную судом экстремистским материалом, может быть квалифицировано по статье 280, статье 2801 или статье 282 УК РФ только в случаях, когда установлено, что лицо, разместившее такой материал, осознавало направленность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имело намерение побудить других лиц к осуществлению экстремистской деятельности, совершению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, либо цель возбудить ненависть или вражду, унизить достоинство человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе.

При решении вопроса о наличии или об отсутствии у лица прямого умысла и намерения побудить других лиц к осуществлению экстремистской деятельности, совершению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, либо цели возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства при размещении материалов в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети суду следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать в том числе форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих аудио-, видеофайлов, текста или изображения, содержание всей страницы данного лица, сведения о деятельности такого лица до и после размещения информации, в частности, о совершении действий, направленных на увеличение количества просмотров и расширение пользовательской аудитории, данные о его личности (например, приверженность радикальной идеологии, участие в экстремистских объединениях, привлечение ранее лица к административной и (или) уголовной ответственности за правонарушения и преступления экстремистской направленности), объем подобной информации, частоту и продолжительность ее размещения, интенсивность обновлений.

Вопрос о том, является ли массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, преступлением, предусмотренным статьями 280, 2801 или 282 УК РФ, либо административным правонарушением (статья 20.29 КоАП РФ), должен разрешаться в зависимости от направленности умысла лица, распространяющего указанные материалы.

В случае, когда лицо распространяет экстремистские материалы, включенные в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, с намерением побудить других лиц к осуществлению экстремистской деятельности или действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, либо с целью возбудить ненависть либо вражду, унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, то содеянное при наличии необходимых условий должно влечь уголовную ответственность по статьям 280, 2801 или 282 УК РФ.

Не является преступлением, предусмотренным статьями 280, 2801 или 282 УК РФ, высказывание суждений и умозаключений, использующих факты межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений в научных или политических дискуссиях и текстах и не связанных с реализацией намерения побудить других лиц к осуществлению экстремистской деятельности или действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, либо с преследованием цели возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе.».

Комментарий ФТР: Достаточно объемное и развернутое разъяснение Верховного Суда РФ, с которым мы согласимся, но странность в необходимости разъяснения которых мы отметили выше.

  1. «20. Под организацией деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято и вступило в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности (часть 1 статьи 2822УК РФ), следует понимать действия организационного характера, направленные на продолжение или возобновление противоправной деятельности запрещенной организации (например, созыв собраний, организация вербовки новых членов, шествий, использование банковских счетов, если это не связано с процедурой ликвидации).».

Комментарий ФТР: Под данным разъяснением стоит понимать, что такие указанные действия, как созыв собраний, организация вербовки новых членов, шествий, использование банковских счетов, если это не связано с процедурой ликвидации, должны осуществляться под эгидой уже запрещенной на территории РФ организации. т. е. при наличии соответствующих атрибутов, символики, названий.

Источник: Российская Газета

 

Мнение Редакции может не совпадать с мнением автора
Поделиться в соц. сетях:
Понравился материал? Поддержи работу Фонда